Некоммерческое
партнерство
инженеров
Инженеры по отоплению, вентиляции, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике
(495) 984-99-72 НП "АВОК"

(495) 621-80-48 Секретарь (тел./факс) ООО ИИП "АВОК-ПРЕСС"
(495) 107-91-50

АВОК ассоциированный
член
Summary:

«Главное – грамотно использовать энергоэффективное оборудование…»

Описание:

С 2010 года в России реализуется совместный проект Министерства образования и науки Российской Федерации и ПРООН/ГЭФ1 «Стандарты и маркировка для продвижения энергоэффективности в Рос сийской Федерации». Проект направлен на сокращение в России выбросов парниковых газов путем повышения эффективности использования энергии электробытовыми приборами и инженерным оборудованием зданий. Для этого в рамках проекта проводятся маркетинговые исследования рынка энергопотребляющего оборудования. Эта работа продолжается и в настоящее время.
Редакция обратилась к одному из участников данного проекта Александру Лаврентьевичу Наумову, генеральному директору ООО «НПО ТЕРМЭК», с просьбой рассказать о предварительных результатах мониторинга, полученных за последние четыре года.

«Главное – грамотно использовать энергоэффективное оборудование…»

С 2010 года в России реализуется совместный проект Министерства образования и науки Российской Федерации и  ПРООН/ГЭФ1 «Стандарты и маркировка для продвижения энергоэффективности в Российской Федерации». Проект направлен на сокращение в России выбросов парниковых газов путем повышения эффективности использования энергии электробытовыми приборами и инженерным оборудованием зданий. Для этого в рамках проекта проводятся маркетинговые исследования рынка энергопотребляющего оборудования. Эта работа продолжается и в настоящее время.

Редакция обратилась к одному из участников данного проекта Александру Лаврентьевичу Наумову, генеральному директору ООО «НПО ТЕРМЭК», с просьбой рассказать о предварительных результатах мониторинга, полученных за последние четыре года.

Существуют международные организации, выполняющие мониторинг текущего состояния мировой структуры спроса и предложения энергетических услуг. Каков их прогноз развития мировой энергетики?

Начну с прогнозов Международного энергетического агентства (МЭА, см. справку). По существу, это структура, в значительной степени определяющая энергетическую политику в мире. В октябре 2014 года Европейская экономическая комиссия ООН2 приняла очередную редакцию Хартии по устойчивому жилищному хозяйству3, которая определяет доступность жилья для населения планеты. Ключевыми вопросами этой хартии стали энергоэффективность и обеспеченность людей плодами цивилизации, современными технологиями, включая электропотребляющие системы.

Если до недавнего времени ведущим трендом было 20/20/20, т. е. к 2020 году планировалось достигнуть экономии энергии 20 % и обеспечить 20‑процентное замещение невозобновляемых видов топлива возобновляемыми, то актуализированная хартия называет цифру «35» и планирует уже на 2035 год не 20, а 35 % экономии.

По данным МЭА, рост мирового энергопотребления составляет 4–5 % в год. Но этот показатель не связан с повышением энергорасточительности, а определяется ростом экономики и энергетической вооруженности в быту и использованием современных технологий для промышленного производства, общественных и гражданских зданий. Это естественный процесс, но тем не менее сейчас все усилия направлены на то, чтобы ограничить рост энергопотребления.

Лидеры роста энергопотребления – это развивающиеся страны, такие как Индия, Китай, Индонезия, Бразилия – страны БРИКС. Не называю в этом ряду Россию, поскольку по нам довольно сильно ударил кризис.

МЭА планирует инвестиции в энергетику: к 2035 году 38 трлн долл. США, из них 50 % на разведку, добычу и организацию нефтегазового сектора, 40 % на развитие сетевой  энергетики и оставшиеся 10 % на сферу энергопотребления.

В 2010 году доля невозобновляемых ресурсов (нефть, газ, уголь) оценивалась в 81 % от общего энергопотребления, ставится задача снизить ее к 2035 году до 75 %.

Напомню, что границей потепления климата, чреватого необратимыми последствиями, определены 2 градуса повышения средней температуры на планете. Практически все концепции МЭА и программы развития ООН и Глобального экологического фонда (ПРООН/ГЭФ) закладывают ограничение на выброс парниковых газов, чтобы не превысить установленные 2 градуса.

Каковы прогнозы МЭА в отношении России?

В России потенциал энергосбережения оценивается в 200 млн т у. т. – это 30 % всех топливно-энергетических ресурсов, что корреспондируется и с нашими данными. Разрыв энергоемкости стран России и стран – участниц МЭА снижается. Это происходит благодаря интеграции как международных технологий энергоэффективности, так и наших усилий, в том числе законодательных, в частности наших проектов. По прогнозам МЭА мы можем сократить разрыв к 2035 году до 18 %. Общее энергопотребление к 2035 году вырастет на 28 % (примерно до 837 млн т у. т.).

Есть два прогноза темпов роста энергопотребления: оптимистичный – 0,4 % в год, к которому нужно стремиться, и текущий – 1 % в год.

Рост производства электроэнергии в нашей стране на сегодняшний день составляет 1,5 % в год и к 2035 году достигнет 1 440 кВт•ч. Энергоемкость сегодня составляет 4 600 кг у. т. в год на одного жителя России, и к 2035 году эта цифра вырастет еще на 20–30 %.

Дает ли МЭА какие-либо рекомендации для снижения энергопотребления в мире за счет энергопотребляемого бытового оборудования?

Рекомендации Международного энергетического агентства по бытовой технике корреспондируются с целями проекта ПРООН/ГЭФ и реализуются. Это стандарты энергоэффективности всей крупной бытовой и офисной техники на уровне требований Европейского союза. Это классы А–А+++.

Отмечу, что по бытовой технике ЕС оставил только одну группу с классом энергоэффективности А и выше. Все остальные, по существу, дискриминированы. Классы, начиная с С и ниже, сняты с производства и запрещены к импорту в Европу. Классы В считаются промежуточными, не очень презентативными. По существу, речь идет о том, что и холодильники, и стиральные машины имеют класс А–А+++.

Следующее направление рекомендаций – система сертификации и контроля по международным стандартам. Речь идет о взаимном государственном признании сертификации и маркировок. Не должно быть, чтобы та или иная страна отказывалась верить вашим маркировкам и предписывала все заново сертифицировать.

Хотя есть желающие втянуть нас в этот процесс и пересертифицировать технику в России, несмотря на то, что она сертифицирована по европейским стандартам. Дело в том, что взаимное признание маркировок действует уже давно, и те же японцы, поставляющие кондиционеры в Европу, сертифицируют их по европейским правилам. Поэтому модель взаимного признания маркировок энергоэффективности и стандарта должна быть универсальной и способствовать снижению торговых барьеров. Пока данный вопрос до конца не отработан, но мы движемся в этом направлении.

Следующее, чем обеспокоено МЭА, – это энергоемкость техники, находящейся в режиме ожидания (standby). Здесь речь идет не о больших расходах энергии на единицу оборудования, а о большом количестве такого оборудования – гаджетов, которые присутствуют и в квартире, и в офисе. Ставится задача, чтобы режим standby не был по энергоемкости больше 1 Вт. Здесь у нас энергосбережение и так достаточно большое.

Следующая модель, которая будет способствовать снижению энергопотребления и сейчас активно практикуется, – отключение офисной оргтехники по таймеру, т. е. если принтер или ксерокс  не используется в течение 2–3 часов, он автоматически отключается, и для включения его в режим standby нужно нажать на кнопку.

Какая бытовая техника наиболее востребована потребителем?

Наши европейские коллеги обеспокоены растущим количеством в домохозяйствах телевизоров и мониторов. Если у нас в России энерговооруженность домохозяйств холодильниками и стиральными машинами находится на уровне 1,0–1,1 на семейное домохозяйство, а в Европе чуть больше – 1,2–1,3, то по телевизорам и мониторам речь идет о 3–5 единицах на одно домохозяйство. Ожидается, что рост здесь будет еще больше, и МЭА рекомендует вводить некоторые ограничительные меры именно в секторе «телевизоры – мониторы».

Все это реализуется через широкую пропаганду и просвещение населения в вопросах бережного расходования энергии. В результате люди должны получить взвешенное отношение к покупкам и эксплуатации данного оборудования. Задачи информационного переориентирования отношения населения к энергоэффективности пока у нас решаются недостаточно, и в стране, и в проекте.

Что рекомендует МЭА для повышения энергоэффективности зданий?

Во‑первых, снизить энергопотребление инженерных систем здания, являющихся весьма энергоемким сектором. Рекомендации – установка энергоэффективного инженерного оборудования: насосов, установок кондиционирования и т. д. По существу, все эти сегменты на сегодняшний день приобрели достаточно четкие очертания в виде стандартов и требований по энерго­эффективности, которые имеют большое значение.

Тренды энергоэффективности в Европе можно разделить на три категории: здания пассивные, здания, в которых энергопотребление ограничивается 15 кВт•ч/м2 в год, и здания с нулевым энергопотреблением – это здания, которые в годовом балансе не выходят за рамки нуля. Например, если летом вы можете на крыше использовать солнечный коллектор, теплом и электроэнергией помочь соседям с теплоснабжением и энергоснабжением, то зимой вы можете из внешних источников немного почерпнуть, и в годовом балансе будете вблизи нуля. Эти программы ставятся достаточно масштабно: по существу, все ведущие страны Европейского союза: Дания, Норвегия, Франция, Германия – приняли дорожные карты, предполагающие в 2020–2035 годы переход на строительство зданий с нулевым энергопотреблением. Задача амбициозная, и насколько она реалистична, покажет время. Тем не менее такая программа предусмотрена директивами Европейского союза, и страны стараются ее выполнить.

Огромен потенциал энергосбережения в существующих зданиях старой постройки. Здесь что-то меняется?

С момента, когда стали заниматься энергосбережением в зданиях старой постройки, объективно прошло не так много времени. До первого энергетического кризиса (1970–е годы), когда стоимость нефти упала до 8 долл. США за баррель, на вопросы энергоэффективности не обращали особого внимания, поэтому наши здания, как и европейские или американские, потребляли в год порядка 250–300 кВт•ч/м2. Пассивные здания потребляют 15 кВт•ч/м2, т. е. разница в 20 раз.

Многие здания, построенные в 60–70 годы прошлого века, по-прежнему энергорасточительны. Действительно, нужно подтягивать существующий фонд зданий – жилые и общественные здания. Правильным решением является энергоэффективная реконструкция, поэтому МЭА ставится задача проведения масштабной программы реновации существующих зданий старой постройки.

Какова роль специалистов, выполняющих задачи повышения энергоэффективности?

Важнейшая составляющая внедрения энергосбережения – энергоменеджмент, повышение квалификации проектировщиков, строителей, эксплуатационного персонала. Покупка энергоэффективных насосов, вентиляторов и чиллеров не решает проблему энерго­эффективности здания. Надо правильно запроектировать и смонтировать архитектурные и инженерные системы с тем, чтобы оборудование в здании энерго­эффективно работало.

Простой пример: если вы имеете систему отопления с постоянным расходом теплоносителя, то нет смысла ставить энергоэффективный насос, который в 2,5–3,0 раза дороже: насос все равно не будет регулироваться частотным приводом, если расход теплоносителя меняться не будет. С другой стороны, если это система горячего водоснабжения и расход воды в теплоизоляционном контуре отличается в 10 раз днем и ночью, то эффективность циркуляционного насоса (частотного привода) будет максимальная. То же самое относится и к вентиляции, и к чиллерам.

То есть должна быть приложена голова и у проектировщиков, и у строителей, и у эксплуатационников.

На сегодняшний день одной из самых больших проблем энергетики считают как раз проблему эксплуатации энергопотребляющего оборудования. Созданы стандарты для проектирования, монтажа, ввода в эксплуатацию, а дальше? Проектировщики ушли, а ТСЖ или кондоминиум наняли эксплуатационников, которые весь потенциал энергосбережения, заложенный в этих технологиях, загубили: ничего не регулируется, отключается система автоматики, насос включается вручную и т. д.

Как решаются вопросы проверки соответствия оборудования заявленному уровню энергоэффективности?

Учет всех энергоресурсов и верификация фактического энергопотребления жилых и общественных зданий, энергоаудит – это очень важная, но пока не решенная задача. На сегодняшний день мы немного преуспели со стандартами энергоэффективного оборудования, а вот стандартов верификации, включая создание испытательных лабораторий и центров, в которых на современном европейском уровне можно подтверждать соответствие энергоэффективности как оборудования, систем, так и зданий, пока нет. Как раз проект ПРООН устанавливает нам как одно из приоритетных направлений верификацию энергоэффективности.

Кроме того, МЭА рекомендует симбиоз экологии и энергоэффективности – зеленое строительство. На сегодняшний день стандарты энергоэффективности как таковые все интегрированы в стандарты зеленого строительства. Действуют мировые рейтинговые системы: американская LEED, британская BREEAM, немецкая DGNB, сейчас подтянулись российские системы. В них энергоэффективность дается неотъемлемым блоком, и все в совокупности работает на устойчивость развития, которая предполагает не только наше выживание, но и сохранение мира достаточно полноценным, экологически чистым для наших будущих поколений.

Насколько выполняются рекомендованные МЭА мероприятия?

Россия отстает от технически развитых стран в части рекомендаций МЭА, однако за последние четыре года наметился ощутимый прогресс.

Теперь более подробно о бытовой технике. В России, по данным агентства GFK, совместное энергопотребление холодильников и стиральных машин составляет до 40 % в год от общего бытового потребления, т. е. этот сектор является одним из самых энергоемких бытовых, поэтому на нем и остановимся. Структура рынка энергоэффективности холодильников и стиральных машин менялась за последние 3 года (рис.). Если на долю высококлассных холодильников в 2011 году приходилось 69 %, то сейчас речь идет о 79 %, т. е. наблюдается достаточно высокий рост. Надо отметить, что по стиральным машинам в 2013 году использование классов А+++ и А++ выросло более чем в 4 раза (рис.). Это заслуга проекта.

С индексом промпроизводства ситуация достаточно сложная: по данным Росстата в 2014 году промпроизводство у нас снизилось на 3 %, и к 2015 году роста не ожидаем.

Конкурентоспособна ли наша бытовая техника и есть ли проблемы с импортом?

Что касается конкурентоспособности бытовой техники, российское производство, к сожалению, очень отстает от других импортеров Китая, стран Западной Европы и Юго-Восточной Азии, а также Белоруссии. С другой стороны, разно­образие представленной на российском рынке техники опережает европейское: у нас представлена 5 261 модель холодильников и 4 180 стиральных машин, а, например, на Австрию приходится соответственно 3 581 и 1690 моделей.

Наряду с отечественным производством, следует привествовать организацию производства продукции ведущих зарубежных фирм на нашей территории. География локализованного производства бытовой техники в России следующая: Липецк (Indesit), Елабуга (Delongi), Киржач («Веко»), Калуга (Samsung), Руза (LG), Тверь (Jabil), Санкт-Петербург (TPV; Bosch-Siemens; Foxcoun). Очень важно, когда в Россию приходят производители, создающие новые рабочие места: на 1 рабочее место производства бытовой техники организуются 12 рабочих мест в экономике. Однако есть и проблема – параллельный импорт.

В сравнении с нормальным импортом бытовой техники и инженерного оборудования, когда осуществляется гарантийная поддержка и рекламные затраты, есть торговые сети, Интернет, которые осуществляют продажу, минуя указанные затраты, чем снижают продажи авторизованных торговых сетей на 20–25 %.

Проблема параллельного импорта сейчас выходит на первый план. Он уже оценивается в 25–30 % российского рынка, и с этим надо что-то делать.

Ценообразование бытовой техники складывается из себестоимости – 35–40 %, маркетинга – 5 %, зарплаты – 10–15 %, прибыли – 5–10 %, административных расходов, включая логистику и аренду, – 4–5 % и накладных расходов (таможенные сборы, налоги) – 20–30 %.

Рисунок (подробнее)

Объем продаж в Росии бытовой техники, тыс. шт.

Как показатель стоимости жизненного цикла соответствует энергоэффективности модели?

Модель стоимости жизненного цикла (life cycle cost) была введена c 2005 года как нормативная модель для оценки энергоэффективности. До этого руководствовались только семибалльной шкалой. Считалось, что класс А+ хороший, его и нужно покупать, несмотря на то, что он дороже. Цена жизненного цикла устанавливает баланс между эксплуатацией и первоначальными затратами, но далеко не всегда на нашем рынке это соответствует самым высоким классам.

Например, на рынке стиральных машин (табл. 1) самая энергоэффективная модель I класса А+++, но она дороже, чем, например, китайская модель II класса А+. То есть по цене жизненного цикла домохозяйке лучше купить машину с классом А+. Всегда нужно просчитывать, чтобы определиться.

Таблица 1
Показатель стоимости жизненного цикла (LCC) бытовых приборов
Показатели Модель стиральной
машины
Модель
холодильника
I II III I II III
Емкость, л 6 / А* 6 / А* 6 / А* 122 122 132
Класс энергоэффективности А+++ А+ А+ B B А++
Энергоемкость, кВт•ч/год 150 185 240 222 219 92
Стоимость, руб. 22 200 15 930 18 700 9 380 7 680 12 200
Стоимость электроэнергии
за 10 лет, руб.
6 000 7 400 9 600 8 880 8 760 3 680
LCC 28 200 23 330 28 300 18 620 16 440 15 880

*А – класс стирки.

Какое инженерное оборудование зданий наиболее энергоемкое?

Больше всего мы строим жилых зданий – 78 % от всего строительства, потом общественных – 15 %. Общий объем ввода в эксплуатацию – порядка 100 млн м2.

В эксплуатируемом жилом фонде основной расход электроэнергии приходится на циркуляционные насосы мощностью до 2,5 кВт – почти 12,5 млрд кВт•ч в год, вент­установки – 101 млн кВт•ч, кондиционеры – 1 200 млн кВт•ч, чиллеры – 82 млн кВт•ч для жилых зданий и немного другая структура энергопотребления в общественных и промышленных зданиях (табл. 2), но цифры весьма впечатляющие по масштабам энергоемкости этого сектора.

Таблица 2
Энергоемкость инженерного оборудования различных зданий
Инженерное
оборудование
Энергоемкость инженерного
оборудования зданий, млн кВт•ч/год
Жилых
(3 560
млн м2)*
Общественных,
(673 млн м2)*
Промышленных
и сельско-
хозяйственных
(324 млн м2)*
Насосы 12 496 3 028 875
Вентустановки 101 2 726 648
Кондиционеры
(сплит, мультисплит)
1 202 1 090 31
Чиллеры 82 969 12
Всего 13 880 7 813 1 566

* Общая площадь зданий.

С учетом того, что в жилых зданиях вентиляция в основном естественная, соотношение расходов энергии на вентиляцию и кондиционирование 10 %, а на насосы 90 %.

В общественных зданиях другая структура: примерно поровну делятся кондиционеры (26 %), вентиляция (39 %) и насосы (35 %). Всего в общественных зданиях энергопотребление инженерных систем (без освещения) составляет порядка 8 млрд кВт•ч/год (11,6 кВт•ч/м2 год).

Отсюда очень важен рост энергоэффективности циркуляционных насосов. Ведущие бренды довольно хорошо продвигают свою технику, и объем покупки энергоэффективных насосов по проектным выборкам сертификации существенно вырос за 6 лет, начиная с 2007 года, – более чем в 4 раза. Это тоже заслуга проекта.

Главное правильно, грамотно использовать энергоэффективное оборудование. С помощью энергоэффективного оборудования в системах отопления можно сэкономить порядка 25 %, в системах горячего водоснабжения – порядка 65 %, в системах холодоснабжения – порядка 30 %.

Приведу суммарные данные (табл. 3) по инженерному оборудованию: общее энергопотребление в 2007 году было 18 млрд кВт•ч, в 2013 году – 23 млрд кВт•ч, и это не за счет повышения энергоемкости, а за счет увеличения количества инженерного оборудования, за счет повышения качества строительства. Реальная экономия по этим позициям – насосам, кондиционерам и чиллерам – соответствует примерно 800 млн кВт•ч в год за счет повышения энергоэффективности.

Таблица 3
Энергопотребление инженерного оборудования зданий
Виды
оборудования
Общее
энергопотребление,
млн кВт•ч/год
Экономия энергии*,
млн кВт•ч/год
2007 год 2013 год 2013** год
Насосы 12 800 16 399 639
Вентустановки 2 900 3 475 73
Кондиционеры (сплит) 1 845 2 323 66
Чиллеры 850 1 063 29
Всего 18 395 23 260 807

* За счет увеличения доли энергоэффективного оборудования.

** По отношению к 2007 году.

 

1 Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) является организацией, оказывающей безвозмездную помощь странам – участницам ООН в проведении исследований в области энергетических ресурсов, обучении специалистов, поставках оборудования и т. п., а также предоставляет консультационные и экспертные услуги. Глобальный экологический фонд (ГЭФ) – международная организация, главной миссией которой является направление финансовых средств на покрытие затрат, связанных с деятельностью по достижению глобального природоохранного эффекта (подробнее на www.eclife.ru/funds/fn-020.php).

2 Европейская экономическая комиссия ООН (ЕЭК ООН) – региональная организация Экономического и Социального совета ООН (ЭКОСОС), созданная в 1947 году для содействия развитию экономического сотрудничества между странами – членами этой комиссии.

3 9 октября 2014 года сессия Комитета ЕЭК ООН по жилищному хозяйству и землепользованию рассмотрела и одобрила Женевскую хартию ООН по устойчивому жилищному хозяйству. Цель хартии заключается в оказании поддержки государствам-членам в их стремлении обеспечить доступ к достойному, достаточному, приемлемому по цене и здоровому жилью для всех с учетом должного внимания к уменьшению воздействия сектора жилищного хозяйства на окружающую среду.

купить online журнал подписаться на журнал
Поделиться статьей в социальных сетях:

Статья опубликована в журнале “Энергосбережение” за №1'2015

распечатать статью распечатать статью PDF pdf версия


Реклама
Реклама на нашем сайте
Яндекс цитирования

Подписка на журналы

АВОК
АВОК
Энергосбережение
Энергосбережение
Сантехника
Сантехника
Онлайн-словарь АВОК!


Реклама на нашем сайте