Некоммерческое
партнерство
инженеров
Инженеры по отоплению, вентиляции, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике
(495) 984-99-72 НП "АВОК"

(495) 621-80-48 Секретарь (тел./факс) ООО ИИП "АВОК-ПРЕСС"
(495) 107-91-50

АВОК ассоциированный
член

«Развитие электроэнергетики базируется на мифах...»

Когда эксперты обсуждают причины слишком медленного внедрения в нашей стране энергоэффективных технологий, среди основных причин они называют низкую стоимость энергии по сравнению с западными странами. Но так ли на самом деле дешева наша энергия или это очередной миф? Сколько энергии нам потребуется в обозримом будущем?

Об этом мы беседуем с Булатом Искандеровичем Нигматулиным, доктором технических наук, первым заместителем генерального директора Института проблем естественных монополий.

Булат Искандерович, как оценить, много или мало мы платим за электроэнергию? Сколько она вообще должна стоить?

При международном сравнении стоимости электроэнергии в России, Германии и США некорректно пересчитывать по курсу Центрабанка. Необходимо использовать другую величину – паритет покупательной способности доллара ($ ППС) по всему ВВП. Например: в 2010 году вместо 1 долл. США (Центробанк) = 30,5 руб. необходимо использовать значение 1 долл. США ППС = 16 руб. (данные Росстата). Доказательство этого утверждения базируется на следующих положениях:

• производство, транспорт, распределение и сбыт электроэнергии осуществляются внутри страны на отечественных предприятиях с амортизированным оборудованием, на российском топливе и отечественной рабочей силой. Соответственно, товары, услуги и стоимость рабочей силы оплачиваются по внутренним рублевым ценам и расценкам. Доля электроэнергии, произведенной на новом импортном оборудовании, купленном за валюту по курсу ЦБ, незначительна;

• доля электроэнергетики (1,9 трлн руб.) в общем объеме ВВП (44,5 трлн руб., пример 2010 года) составляет существенную величину – 4,3%;

• среднегодовой темп изменений потребления электроэнергии однозначно зависит от среднегодового темпа изменения ВВП. В период падения ВВП (1991–1998, 2009 годы) на 1% падения ВВП приходится в среднем 0,55% падения потребления электроэнергии; в период роста ВВП (1999–2008) на 1% роста ВВП приходится 0,3% роста потребления;

• при отношении стоимости долл. США ППС = 16 руб. к курсу ЦБ = 30,5 руб., равное 52% в 2010 году (рис. 1), отношение рублевых цен энергоносителей внутри страны к рублевым экспортным ценам (соответствует уровню цен на мировом рынке), по которым поставляются энергоносители в страны ЕС и США, с учетом всех пошлин и стоимости транспорта до пунктов продаж на экспорт,– показывает, что в 2010 году для нефти это отношение равняется 56%, для каменного энергетического угля – 54%, для газа – 37%.

Это значит, что стоимость энергоносителей для ТЭС в России, пересчитанная через $ ППС, близка к уровню мировых цен, по которым эти энергоносители поставляются на ТЭС в странах ЕС и в США. Некоторым исключением является заниженная на 40% стоимость газа внутри страны, пересчитанная через $ ППС, по отношению к мировому уровню, пересчитанная через $ ЦБ.

Это связано с тем, что эффективность использования газа на ТЭС России и ЖКХ как раз на 40% ниже, чем в странах ЕС и США. Поэтому и приходится поддерживать этот заниженный уровень цены в России. Но, тем не менее, достаточно высокий для сегодняшнего технологического состояния российской электроэнергетики и ЖКХ. Темп роста цен на газ внутри страны до международного уровня – 52% от стоимости, рассчитанной по курсу $ ЦБ, или 100%, по $ ППС, должен быть синхронизирован с темпом технологического обновления газовых ТЭС и котельных, контроль за которыми должен осуществляться Минэнерго, Межрегион, Энергонадзор и Ростехнадзор.

Отношение стоимости $ ППС к курсу $ ЦБ и рублевых стоимостей энергоносителей внутри страны и на экспорт в 2010 году

Рисунок 1.

Отношение стоимости $ ППС к курсу $ ЦБ и рублевых стоимостей энергоносителей внутри страны и на экспорт в 2010 году

Проанализируем отношение стоимости одного и того же готового продукта питания, например, «Биг Мака» в России и в США. В середине 2010 года в России она равнялась 71 руб., т.е. по текущему курсу ЦБ 2,33 долл. США, в то же время в США его стоимость составляла 3,73 долл. США. Таким образом, паритет покупательной способности доллара по ценам «Биг Мака» в России и США, должен равняться 19 руб. или 62% от курса долл. ЦБ. Более высокая величина индекса «Биг Мака» (19 руб.) по отношению к величине $ ППС по всему ВВП (16 руб.) объясняется тем, что в «Биг Мак» входит говядина. В России 1/3 объема говядины импортируется из-за рубежа и оплачивается по курсу $ ЦБ. И это несколько приближает внутреннюю стоимость говядины к уровню мировых цен и, соответственно, делает индекс «Биг Мака» выше уровня $ ППС = 16 руб., однако значительно ниже, чем курс $ ЦБ = 30,5 руб.

В США стоимость электроэнергии для промышленности – 6,7 центов, а для бытовых потребителей – 11. Если пересчитать стоимость электроэнергии в России для бытовых потребителей по паритету покупательной способности, то она окажется равной 19 центов. То есть почти в 3 раза выше, чем в США.

Генерирующие предприятия требуют модернизации. К сожалению, оборудование мы закупаем за рубежом. И платим за него по курсу Центробанка…

Хорошо, пусть 50% тарифа – это инвестиционная составляющая. Тогда при средней цене 3 руб./кВт мы должны 1,5 руб. пересчитывать по курсу ЦБ, а 1,5 руб.– по паритету покупательной способности. Получаем, что сегодня у нас электроэнергия для потребителей стоит в среднем 15 центов, что соответствует средней цене в Европе, точнее в Германии, где стоимость электроэнергии для потребителей – 14–15 американских центов (рассчитанных по паритету покупательной способности для Германии).

Если считать точнее, в России цена для промышленных потребителей должна быть 2,2 руб., а для населения – 3 руб. (с учетом перекрестного субсидирования). Это значит, что дальше поднимать цену на электроэнергию для населения уже нельзя, а для промышленности она и так сильно завышена даже по сравнению с европейской (не говоря уже о США).

Многие специалисты и политики борются за энергоэффективное реформирование без роста тарифов. Но пока что преобладает точка зрения, что без роста тарифов не обойтись…

К сожалению, развитие нашей энергетики основывается на нескольких мифических утверждениях. Одно из них – миф о низкой цене – мы развенчали выше. Поговорим о других. Аксиомой считается, что дефицит электроэнергии в ближайшее время будет сдерживать технологическое развитие России. Экономика страны будет бурно расти в ближайшие 20 лет (до 2030 года), следовательно, темп роста потребления (производства) электроэнергии составит 3,2–4,9% в год, что в 1,7 раза больше, чем в 1999–2008 годы, несмотря на прогнозируемый более высокий уровень электросбережения («Энергостратегия-2009»). Поэтому необходимо резко увеличить строительство новых генерирующих и сетевых мощностей: к 2020 году 70–100 ГВт, или 30–50% от существующих, к 2030 году 160–200 ГВт, или 60–100% от существующих.

На самом деле мы имеем громадный (до 30%) резерв энергосбережения от выработанной электроэнергии со стороны производителя. Суммарная мощность газовых ГРЭС, в первую очередь подлежащих реконструкции для перехода с паротурбинного на парогазовый цикл (серийные конденсационные блоки единичной мощностью 150, 200 и 300 МВт и теплофикационные блоки с тубинами Р-60–90, Т-110–130 и Т-180), составляет более 44 ГВт – почти в два раза больше, чем мощность АЭС (24 ГВт). А всего по оценкам ИТЕР РАО – 80 ГВт мощностей.

Реконструкция газовых ТЭС до парогазовых в 3–6 раз дешевле, а продолжительность работ по реконструкции в три раза короче, чем строительство новых энергоблоков АЭС.

На 30%, или на 15 ГВт, можно увеличить суммарную мощность реконструированных газовых блоков, расположенных там же, где АЭС (Европейская часть России и Урал). Это даст дополнительную выработку 100 млрд КВт·ч.

Рост коэффициента использования установленной мощности (КИУМ) российских ТЭС и АЭС до среднеевропейских значений (на 15–20%) позволит обеспечить дополнительную выработку соответственно до 180 и 20 млрд кВт·ч в год.

Введение частотного регулирования электроприводов, а также замена старых электродвигателей и другого электроемкого оборудования снизит электропотребление в стране к 2020 году на 100 млрд кВт·ч.

Снижение потерь электроэнергии в электросетях с 14% (112 млрд КВт·ч) до нормативных 8% (82 млрд КВт·ч) обеспечит экономию в 30 млрд кВт·ч.

Таким образом, суммарные возможности увеличения выработки на действующих (реконструированных) мощностях, а также снижение потребления электроэнергии со стороны потребителя за счет повышения энергоэффективности составляют более 400 млрд кВт·ч. (более 40% производства электроэнергии в 2010 году).

Далее я утверждаю, что рост энергопотребления в нашей стране будет идти гораздо меньшими темпами, чем это декларируется в «Энергостратегии-2009».

Мы изучили зависимость роста ВВП и роста энергопотребления для разных стран. И обнаружили, что соотношение между этими двумя величинами на большом временном интервале постоянно.

На рис. 2 показана динамика национального дохода (ВВП) и производства (потребления) в РФ (РСФСР) в 1950–2010 годах. Весь этот диапазон можно разделить на шесть периодов, в течении которых соотношение темпов изменения ВВП и темпов потребления (производства) электроэнергии различны.

Индексы изменения ВВП и потребления (производства) электроэнергии в РФ (РСФСР)

Рисунок 2 (подробнее)

Индексы изменения ВВП и потребления (производства) электроэнергии в РФ (РСФСР)

В 1999–2008 годах происходит восстановление экономики страны. ВВП увеличился в 1,86 раза, или на 86%, а потребление (производство) электроэнергии – в 1,25 раза, или на 25%. На 1% роста ВВП приходилось всего 0,3% роста потребления (производства) электроэнергии.

Таким образом, если Минэкономразвития дает прогноз темпов роста ВВП до 20 года не более 5% в год. Тогда рост потребления электроэнергии составит только 1,5% (5 умножим на 0,3), но не на 3%.

Более того, я считаю, что 5% в год – это максимум роста ВВП, достичь его будет сложно, т.к. ситуация усугубляется тем, что в ближайшее десятилетие каждый год у нас будет снижение числа лиц трудоспособного возраста на 1 млн человек. А при среднем числе трудостопособного населения 84 млн человек это будет соответствовать падению ВВП на 1,2% в год. Таким образом, 5% роста ВВП в период 2011–2020 годов соответствует росту ВВП 6,2% в период 2000–2010 годов.

Вы утверждаете, что только за счет инвестиций в реконструкцию электростанций, работающих на ископаемых видах топливах, мы можем покрыть большую часть потенциального энергодефицита. Но где взять инвестиции, если не поднимать тарифы?

В нашей стране чрезвычайно неэффективно используются инвестиции в электроэнергетике. Как в сегменте генерации, так и в сетевом хозяйстве. Например, Росатом приступил к строительству Балтийской АЭС в Калининградской области. Регион электроэнергоизбыточен. Там недавно построили два блока ПГУ-450 (общей мощностью 0,9 ГВт). Таким образом, сооружение АЭС предполагает возможность экспорта электроэнергии. Но договоренностей о покупке нашей электроэнергии пока нет. Но эта надежда необоснована. Ни одна страна в мире не будет зависеть от импорта электроэнергии. Газ – это другое дело. Его, в отличие от электроэнергии, можно складировать.

Далее, инфраструктурные деньги должны тратиться на использование внутри страны. Это поможет повысить конкурентноспособность нашей экономики.

К тому же для получения 1 кВт·ч в атомной энергетике требуется в 6 раз больше инвестиций, чем в газовой, где эффект от инвестиций наступает быстрее.

То есть мы сейчас наблюдаем крайне неэффективное распределение средств.

То же касается и Гусгидро, которая планирует строить электростанцию на границе с Китаем, чтобы экспортировать электроэнергию. Вместо того чтобы инвестировать в собственную инфраструктуру и снизить стоимость электроэнергии для наших потребителей.

Такие проекты разоряют Россию.

Что же Вы предлагаете?

Росэнергоатом и Русгидро нужно увести с рынка, чтобы они отпускали электроэнергию по фиксированным ценам, установленным государством. А вот газовые электростанции должны конкурировать между собой на свободном рынке. Сегодня до 80% стоимости электроэнергии, вырабатываемой газовыми электростанциями,– это цена газа. Поэтому те электростанции, которые проведут модернизацию и до полутора раз снизят потребление газа, окажутся в выигрышном положении. В этой ситуации тепловые электростанции смогут и должны привлечь инвестиции для модернизации.

Кстати, для энергоэффективных мероприятий можно использовать средства потребителей, не поднимая тарифы. Например, зафиксировать на 5 лет цену на электроэнергию, но при этом обязать провести все необходимые энергосберегающие мероприятия. И оформить это как инвестконтракт.

Можно придумать много других хороших и эффективных мер. Для этого только необходимо честное чиновничество и разумные законы.

купить online журнал подписаться на журнал
Поделиться статьей в социальных сетях:

Статья опубликована в журнале “Энергосбережение” за №8'2011

распечатать статью распечатать статью


Реклама
Реклама на нашем сайте
Яндекс цитирования

Подписка на журналы

АВОК
АВОК
Энергосбережение
Энергосбережение
Сантехника
Сантехника
Онлайн-словарь АВОК!


Реклама на нашем сайте