Некоммерческое
партнерство
инженеров
Инженеры по отоплению, вентиляции, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике
(495) 984-99-72 НП "АВОК"

(495) 621-80-48 Секретарь (тел./факс) ООО ИИП "АВОК-ПРЕСС"
(495) 107-91-50

АВОК ассоциированный
член

Государство должно задуматься о будущем российской энергетики

В начале сентября 2003 года Правительство РФ утвердило Энергетическую стратегию России на период до 2020 года. Как сообщает Росбизнесконсалтинг со ссылкой на этот документ, объем потребления энергоресурсов в России к 2020 году вырастет на 40 %, а производство электроэнергии увеличится на 30–50 %. Инвестиции в топливно-энергетический сектор России в рамках Энергетической стратегии должны составить от 570 до 620 млрд долл. США. Основные вложения в отрасль будут поступать непосредственно от успешно действующих предприятий всех секторов экономики. Кроме того, для части инвестиций планируется использовать заемные средства.

В официальных комментариях по поводу Энергетической стратегии было подчеркнуто, что государство в качестве инвестора будет участвовать только в стратегически важных для страны проектах. Рассказать о состоянии электроэнергетики – одной из важнейших составляющих энергетической отрасли – мы попросили руководителя секции энергетики РАН, академика Олега Николаевича Фаворского. Его научная тема, разрабатываемая многие годы, – большие и малые газовые турбины для парогазовых установок и котельных. Но разговор пойдет о проблемах энергетики в преддверии выставки «ЭлектроТехноЭкспо-2003», которая состоится 3–6 ноября 2003 года на ВВЦ.

Олег Николаевич, Вы более 50 лет занимаетесь научными изысканиями в области газотурбостроения, в том числе в энергетике, и в течение последних 2 лет были одним из разработчиков Энергетической стратегии, принятой Правительством РФ. Чем сегодня живет электроэнергетика – это выживание или развитие?

- Сегодня, на мой взгляд, в энергетике имеются официальный и так называемый реальный, неофициальный резервы мощности, которые позволяют говорить о том, что отрасль пока обеспечивает потребности промышленности и населения на должном уровне. К счастью, отрасль работает без сбоев. Хотя не секрет, что за последние 15 лет энергетика практически не развивается и не совершенствуется по сравнению с тем, что было раньше.

Произошло громадное падение потребления энергии промышленностью. Поэтому и нет сбоев. Сегодня периодически возникают кратковременные дискуссии о величине резерва мощности. Часто официальные лица утверждают, что резерв велик – порядка 30–40 ГВт. Эта цифра складывается из всех имеющихся мощностей и реального потребления энергии. Как специалист, хочу заметить, что она не совсем точна. Во-первых, в стране еще есть энергетически изолированные крупные и мелкие регионы. Скажем, энергию, вырабатываемую Западно-Сибирским регионом, почти невозможно передать в европейскую часть страны. Пожалуй, суммарно энергия, которую нельзя передать, потому что нет сетей, связи через ЛЭП или просто регион изолированный, составляет 20–22 ГВт. Во-вторых, существуют реально выключенные энергетические агрегаты. Формально они считаются зарезервированными, но включить их сегодня нельзя, т. к. они не полностью укомплектованы – их использовали на запчасти, чтобы не покупать недостающих деталей. В итоге, если смотреть реально, резерв мощностей сегодня не превышает 5–6 %. Это очень мало.

Мы говорим о том, что страна должна развиваться, должен увеличиваться ВВП и в первую очередь за счет работы промышленности, а не продажи природных ресурсов. Это запланировано Энергетической стратегией, которая утверждена во всех инстанциях, в том числе и премьер-министром М. Касьяновым. Речь в ней идет о развитии энергетики, причем раз-витие ВВП в стратегии заложено в пределах 75 % за 20 лет. Президент говорит об удвоении ВВП. Значит, эта программа развития электроэнергетики не покроет того, что нужно, чтобы выполнить пожелания президента. Это первое обстоятельство. Второе обстоятельство – оборудование в энергетике старое. Если его по всем законам, которые используются в технике, снимать и списывать, то сразу возникнет кризисная ситуация. Конечно, ресурсы оборудования продлеваются – где-то законно, где-то легкомысленно, поскольку нет строгого государственного контроля, а то, что делается под наблюдением местных органов, не всегда соответствует строгим техническим правилам. В связи с этим нужно менять оборудование, причем на более современное, т. е. одновременно повышать эффективность использования топлива и в первую очередь газа (60 % электроэнергетики работает на газе).

В то же время никаких заказов для машиностроения в России практически нет. РАО «ЕЭС России» сейчас этим практически не занимается, кроме исключительных случаев вроде пуска одного агрегата на Бурейской ГЭС, которая, правда, и строится уже лет пятнадцать. Чтобы это была действительно мощная станция, надо ввести восемь-девять агрегатов. Хорошо, что ввели один и в ближайшие годы обещают второй. На самом деле это очень мало в масштабах страны. Требуется запускать полтора-два десятка агрегатов в год, чтобы обеспечить возможный рост и «вписаться» в планы развития экономики. Резюмируя скажу: надо менять оборудование на лучшее, более мощное и эффективное и, самое главное, наращивать мощности. По мнению специалистов, у нас есть в лучшем случае 2–3, максимум 4 года, пока мы еще можем просуществовать в современной ситуации. А дальше, если ничего не изменится, большая вероятность возникновения кризиса – нехватка электроэнергии, требующая массовых отключений. Поскольку нет заказов от промышленности на оборудование, в ближайшие 2 года мы уже ничего не улучшим. Если говорить о строительстве новых станций, то на это уйдет не 2 года, а 5–6 лет в лучшем случае.

Что же будет через 3–4 года? Сможет ли страна выйти из этого положения?

- Конечно, можно потратить большие государственные деньги на покупку оборудования или даже электроэнергии за рубежом, но средства на это выделить нелегко. В самой отрасли, однако, деньги есть, и это не бюджетные средства. Электроэнергетика – отрасль доходная. В то же время в отрасли много значительных побочных затрат, начиная от телевещания и кончая различными непрофильными центрами. Отрасль вкладывает деньги в другие сферы – скажем, приобретает определенные производства. Это вторичные затраты, которые можно было бы использовать для прямых инвестиций в отрасль. Государство слабо контролирует работу компании. Сложился определенный стереотип деятельности крупных компаний – если нефтяники делают так, почему нельзя энергетикам? Здесь все понятно, но без государственной жесткости сделать ничего нельзя. С другой стороны, государство говорит: повышайте тарифы на 13 % в год. Если бы на государственном уровне было разрешено прибавить не на 13 %, а, допустим, на 20 %, и эти деньги взять под контроль государства, чтобы они пошли на развитие нового оборудования, – это бы решило многие проблемы. Но надо не просто отдать их РАО «ЕЭС России», как сейчас, а перечислить в отдельный специальный фонд, подконтрольный государству, и затратить эти средства только на развитие электроэнергетики. Это могло бы помочь в короткий срок процессу обновления оборудования в стране. Кроме того, это помогло бы спасти разваливающееся машиностроение.

Энергомашиностроение сегодня, не имея заказов, работает только на выпуск агрегатов для продажи в Юго-Восточную Азию – Китай, Индию, Малайзию, в арабские страны, но не для России. Во-первых, делают мало, во-вторых, теряют кадры, в-третьих, не разрабатывают новой техники. Предприятия просуществуют несколько лет на тех агрегатах, которые они освоили, а дальше их продукцию покупать не будут. Возникнет кризис в энергомашиностроении. Если бы появились заказы от РАО «ЕЭС России», мы бы спасли одновременно и эту отрасль, и всю науку, которая должна загружать энергомашиностроение: исследовательские институты, конструкторские бюро, работающие на улучшение экономической и эксплуатационной эффективности. Эти разработки существуют, но они не воплощаются в жизнь из-за отсутствия заказов. Возникает замкнутый круг: мы не ставим новое оборудование, потому что его нет в производстве. Его нет в производстве, потому что у производства нет денег на освоение этой техники. У производства нет денег на освоение, потому что отсутствуют заказы РАО «ЕЭС России». РАО «ЕЭС России» тратит прирост средств на свои нужды. Это порочный круг, в котором только государство может навести порядок. Никакие частные инвестиции не решат проблем энергетики. Нет таких инвесторов, которые бы вкладывали деньги в отрасль, у которой «медленная» рентабельность – в большой энергетике цикл оборота денег очень длинный. Если деньги окупаются через 7–8 лет, то это очень хорошо.

Как связана специфика российской энергетики с нашим климатом?

- Две трети топлива, идущего в энергетику страны, тратится не на электроэнергию, а на тепло. Мы – холодная страна, тепло необходимо и для жилья, и для промышленности. Это тепло на 60 % обеспечивается котельными, т. е. топливо сжигается только для получения тепла. Большинство котельных – старые, ранее рассчитанные на каменный уголь и переведенные на газ, поэтому их тепловая эффективность очень низкая, газ сжигается в них очень неэффективно. Если вместо таких неэффективных газовых котельных поставить газотурбинные электростанции с котлами, можно практически обеспечивать то же самое тепло, одновременно получая при замене даже неплохих котельных почти бесплатную электроэнергию. Все зависит от КПД котельной. Если КПД старой котельной больше 60 %, а таких не так уж много, то электроэнергия будет в 2 раза дешевле. Если меньше 50–60 %, то электроэнергия будет очень дешевой. За последние 5–6 лет в России появилось двенадцать типов уже работающих маленьких газотурбинных установок. Есть заводы, которые могут их производить десятками и даже сотнями, если будет заказ.

Возникает вопрос: кто должен заказывать? В первую очередь, жилищно-коммунальное хозяйство. Государство должно разрешить частным компаниям в определенных небольших размерах в определенных округах брать на себя ответственность за теплообеспечение этого округа, с тем чтобы оно, внедряя новое оборудование, в течение, допустим, 3–4 лет весь положительный эффект могло класть себе в карман, оставляя на это время старыми дотации государства и цены на тепло и электроэнергию.

В этом случае и компания заработает, и оборудование будет заменено. Это могут сделать только небольшие компании с людьми, которые хотят заняться делом. Тогда и решится вопрос с электроэнергией, и с квалифицированным обеспечением теплом, и с загрузкой заводов, и с кадрами.

Каково сегодня состояние малой нетрадиционной электроэнергетики?

- Это важная область, очень эффективная для отдельных небольших регионов, но ничего не решающая для страны в целом. Я говорю о ветряной, солнечной энергетике и малой гидроэнергетике. Если через 20 лет мы получим от малой энергетики 2–3 % электроэнергии, будет неплохо. Очень важным для малой нетрадиционной энергетики может стать использование в качестве топлива вторичных ресурсов. Например, в Финляндии сегодня 20 % топлива – бытовые отходы и отходы лесопромышленного производства. В Западной Европе сейчас это одно из генеральных направлений развития энергетики. Для России оно тоже может стать важным. Нам бы помогло и оборудование на бытовых отходах, а в приморских районах – ветряки. Солнечные электростанции, применяемые в южных странах, могут быть полезны у нас в горах.

Государство не должно выделять деньги, оно должно обеспечить систему поощрительных мер – налоговых, инвестиционных льгот. Энергетическая стратегия – хороший документ, отражающий, как должна развиваться электроэнергетика, газовая промышленность. Но это пока благие пожелания, в ней нет реальных рычагов выполнения.

Каковы перспективы строительства атомных, тепловых и гидроэлектростанций в России?

- Запланировано, что атомная энергетика будет развиваться достаточно бурно. Производство в ней электроэнергии должно увеличиться за 20 лет более, чем в 2 раза, хотя доля ее сохранится в той же пропорции – 14–15 % от производства электроэнергии в стране. Важная, полезная, нужная, но не решающая сфера.

Каково состояние науки в отрасли?

- Много интересных разработок. Наука понемногу начинает «дышать», а ведь несколько лет назад ситуация выглядела просто плачевно. Но она еще слабо востребована промышленностью. Пока промышленность не загружена, наука будет развиваться слабо. Государство приняло энергетическую стратегию в третьем варианте. Это многомесячная работа большого коллектива специалистов. Но для того чтобы ее реализовать, нужно, чтобы государство взяло энергетику под свой контроль. Не обязательно выделение бюджетных средств, а нужен жесткий контроль и льготы. Например, при внедрении новой техники предприятие освобождается на 3 года от налогов.

Рынок приведет к тому, что мы будем покупать все за рубежом, т. к. зарубежное оборудование надежно, а отечественного нет. Оно пока не производится, хотя в стране есть десятки заводов. Когда оно появится, то вначале будет мало надежным, и пережить, пока наше новое оборудование «обкатывается», будет сложно. Однако другого выхода нет, иначе страна скатится только к продаже природных ресурсов. Энергетика – это будущее страны. Государство, повторяю вновь, должно серьезно заниматься развитием этой отрасли, потому что энергетика обеспечивает его существование. США, Англия, Финляндия, Грузия попали в ситуации отключения энергии.

А представьте себе: зимой в России случится подобное? Категорически нельзя этого допустить.

В чем причина недавней энергетической катастрофы в США?

- Американское отключение электроэнергии до конца не расследовано, но абсолютно ясно, что это несоответствие потребления и производства. 16:00, жаркий день, работают кондиционеры, лифты, транспорт – напряженная ситуация, перегрузка и, как следствие, из-за небольшого сбоя лавинообразное отключение. У нас пока есть резерв. А дальше, поскольку ничего нового не делается, нам грозит катастрофа. Государство должно предпринять нужные меры для скорейшей замены оборудования. Есть заводы, есть проекты, институты – нет реальных заказов. Нет системы, которая поощряла бы заказчика, а ведь окупится это только через 8–10 лет, не ранее.

Что нового можно внедрить в нашей стране?

- Парогазовые установки, которые широко внедряет весь мир.

А у нас единственная станция в стране – в Санкт-Петербурге. Она в 1,5 раза экономичнее, чем обычная станция. Второе – гигантский резерв по экономии денег, газа и выработке тепла – замена старых котельных на газотурбинные ТЭЦ. Повторю, что пока государство не будет этим заниматься, у нас нет надежд. Должна быть создана жесткая система контроля и обеспечения льгот. Государство должно так поощрять покупателей, чтобы было желание менять старое оборудование на новое.

II Международная специализированная выставка «ЭлектроТехноЭкспо-2003»

С 3 по 6 ноября 2003 года на ВВЦ пройдет II Международная специализированная выставка «ЭлектроТехноЭкспо-2003». Выставка проводится под патронажем Торгово-промышленной палаты РФ при поддержке Министерства экономического развития РФ, Министерства промышленности и науки РФ, профильных международных и российских ассоциаций. Организатор «ЭлектроТехноЭкспо-2003» – российская выставочная компания «Майер Джей Экспо», принятая в коллективные члены Международной академии электротехнических наук.

Тематика «ЭлектроТехноЭкспо-2003» охватывает широкий спектр электротехнической и электроэнергетической продукции, а также такие направления, как информационно-измерительная техника, сварка и электроника. Экспозиция представит инновационные проекты, производственные и научные разработки отечественной промышленности. Актуальность выставки в том, что электротехника является важнейшей составляющей экономики России, продукция этой индустрии используется во всех отраслях реального сектора экономики.

Первая выставка «ЭлектроТехноЭкспо-2002» получила высокую оценку специалистов отрасли, производителей и потребителей электротехнической продукции. Площадь экспозиции составила около 2 000 м2, в ней приняли участие около 200 компаний из 15 стран мира.

Об участии в «ЭлектроТехноЭкспо-2003» заявили более 250 российских и зарубежных компаний (выставочная площадь около 3 500 м2). Формирование экспозиции осуществляется в тесном сотрудничестве с российскими и международными организациями, институтами, научно-исследовательскими центрами, а также региональными торгово-промышленными палатами. Сроки проведения выставки являются наиболее приемлемыми для производителей и потребителей электротехнической продукции, т. к. позволяют определить производственные планы на следующий год.

В рамках выставки пройдет насыщенная научно-техническая программа: международный симпозиум «Электротехника и электроэнергетика XXI века», посвященный 10-летнему юбилею Международной академии электротехнических наук; международный научный семинар «Радиационные измерения истинной температуры тел с неизвестной излучательной способностью» (в рамках салона «Информационно-измерительная техника и сенсоры»); научно-техническая конференция «Новые разработки для модернизации и обновления подвижного состава городского электрического транспорта»; научно-технический семинар «Сварка и родственные технологии» (среди обсуждаемых тем: «Проблемные вопросы развития термической резки в машиностроении», «Технология сварки в машиностроении», «Высокочастотные электротехнологии в машиностроении», «Современные электротехнологии» и др.); научный семинар «Практические вопросы создания и сертификации систем менеджмента качества в соответствии с требованиями ISO 9001:2000 на электротехнических предприятиях». В научной программе примут участие российские и зарубежные ученые с мировым именем, работающие в области электротехники и приборостроения.

Для привлечения профильных специалистов компания «Майер Джей Экспо» проводит широкую рекламную кампанию, а также организует прямую рассылку приглашений топ-менеджерам отрасли и потребителям электротехнической продукции: директорам предприятий и торговых компаний, главным инженерам, технологам, снабженцам, руководителям регионов, разработчикам новых технологий.

Поделиться статьей в социальных сетях:

Статья опубликована в журнале “Энергосбережение” за №5'2003

распечатать статью распечатать статью


Реклама
Реклама на нашем сайте
Яндекс цитирования

Подписка на журналы

АВОК
АВОК
Энергосбережение
Энергосбережение
Сантехника
Сантехника
Онлайн-словарь АВОК!


Реклама на нашем сайте