Некоммерческое
партнерство
инженеров
Инженеры по отоплению, вентиляции, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике
(495) 984-99-72 НП "АВОК"

(495) 621-80-48 Секретарь (тел./факс) ООО ИИП "АВОК-ПРЕСС"
(495) 107-91-50

АВОК ассоциированный
член

Объять необъятное

Интервью с Президентом АВОК Ю. А. Табунщиковым
опубликовано в журнале «PROДвижение {3} декабрь 2001»

Юрий Андреевич Табунщиков - человек необычайно занятой: ученый, руководитель кафедры, редактор известного издания, лидер авторитетной общественной организации. Если распределить все эти обязанности между четырьмя очень работоспособными людьми, нагрузки с лихвой хватило бы каждому. А здесь один… Соблазн пообщаться с человеком, обладающим уникальной возможностью рассматривать любое Явление не с одной, а сразу с четырех точек зрения, позвал в засыпанную мокрым ноябрьским снегом Москву. Над первым вопросом долго думать не пришлось.

Ю. А. Табунщиков

Юрий Андреевич, как Вы все успеваете, возможно ли объять необъятное?

Как успеваю... Плохо успеваю на самом деле — хотелось бы больше. У меня нет ни суббот, ни воскресений, ни отпусков. Но это моя жизнь. Мне интересно то, что я делаю. И потом, помогают единомышленники. Я бы никогда ничего не смог сделать, если бы рядом не работали люди увлеченные, настоящие энтузиасты.

 

Давайте, если позволите, о ваших соратниках чуть позже, а вначале, немного

О СЕБЕ: «Все было плавно и логично»

 

Почему Вы выбрали, внешне не самую, казалось бы, романтичную область деятельности?

Еще в 1959 г. меня пригласили работать в лабораторию отопления и вентиляции НИИ по строительству Академии архитектуры и строительства в Ростове-на-Дону. Сначала я был разнорабочим, позже: техником, старшим техником, инженером, младшим научным сотрудником. Принимал активное участие в экспериментальных работах. По заданию Н. С. Хрущева мы разрабатывали печи для сельских зданий. (Хрущев хотел сделать сельское строительство индустриальным, таким, каким оно к тому времени стало в городах). Занимались крупнопанельным домостроением — я все стены в домах г. Ростова продолбил, исследуя их на влажность, проводили исследования воздухопроницаемости. Пришлось собственными руками собрать единственную на весь Северный Кавказ установку для определения теплотехнических характеристик строительных материалов. Дело, кстати, оказалось необычайно «доходным» — все к нам шли определять плотность, теплопроводность и т. д. Много занимался водонаполненными покрытиями. А потом уехал в Москву и поступил в аспирантуру. Все было плавно и логично. Постепенно, от практической работы, занятий экспериментами, через осмысление их результатов я пришел к теоретической науке.

 

Сейчас Вы продолжаете научную деятельность или преподавательская, организационная, редакторская работа не оставляют на это времени?

Продолжаю, безусловно. Я член Академии архитектуры и строительных наук. Главное для меня направление сегодня — математическое моделирование и построение теории энергоэффективных зданий. В США опубликована моя книга по этой тематике. Являюсь членом ASHRAE (Американская Ассоциация инженеров по отоплению, охлаждению и кондиционированию воздуха), вхожу в число 50 человек, удостоенных звания «ASHRAE Fellow». (Точный эквивалент понятию ASHRAE Fellow в русском языке отсутствует. Соответствует выражению «Тот, кто стоит у основания организации и вносит значительный вклад в ее деятельность». Статус присваивается специалистам, достигшим особых высот в профессиональной деятельности в области отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха. Примечание редакции). Вместе с вашим земляком, питерским ученым В. Д. Коркиным работал над очень полезным, на мой взгляд, изданием — «Англо-русским и русско-английским словарем технических терминов и словосочетаний по отоплению, вентиляции, охлаждению, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике». Почти в каждом номере нашего журнала публикую статьи по архитектуре энергоэффективных зданий, «интеллектуальным» зданиям и другим темам.

 

А преподавательскую работу ведете?

Да, я заведующий кафедрой «Инженерное оборудование зданий» в МАРХИ. И аспиранты у меня есть.

 

Значит, есть повод задать несколько вопросов

О МОЛОДОМ ПОКОЛЕНИИ: «Открылись огромные возможности, которых раньше просто не было»

 

Ваш преподавательский стаж довольно продолжителен, и Вам нетрудно судить, чем отличается сегодняшний студент от своего предшественника 10-15-20-летней давности. Какой у этих перемен знак — плюс или минус? Есть мнение, что у молодого поколения произошла определенная потеря ориентиров, так ли это?

Абсолютно не согласен. Если оглянуться на 15 лет назад, то следует признать — тогдашняя система образования отличалась массированным воздействием. Попав в вуз, студент начинал вращаться в мощной, целиком поглощавшей его стихии, которая, в конце концов, благополучно выносила туда, куда нужно. Затем этот механизм разрушился, и, действительно, на какое-то время студенты, как и все молодые люди, оказались дезориентированы, перестали понимать, к какому берегу плыть. Но прошло немного времени, и на обломках старой стала реструктуризироваться, выстраиваться новая, опирающаяся на другие приоритеты система. Сегодняшний студент в 90% случаев работает и в т. ч. поэтому имеет более здравые и осмысленные взгляды на жизнь, чем его предшественник.

С нынешними студентами можно обсуждать реальные проблемы. Они уже на младших курсах задают профессиональные вопросы. И, что интересно, зачастую ответы на них находят быстрее своих преподавателей.

Да, студенты стали другими, но не думаю, что они стали хуже.

 

А какие перспективы у молодых специалистов, легко ли им найти работу после окончания вуза, суметь реализовать себя?

Перспективы прекрасные. Если они хоть чему-нибудь научились, что-то умеют — у них есть все шансы реализовать себя. Открылись огромные возможности, которых раньше просто не было. Особенно для архитекторов и дизайнеров. Архитектор-дизайнер, делавший наш офис, —молодая девушка, полтора года проработала в Милане и вернулась домой. Не потому, что «потерялась» там, — просто здесь интереснее, простора для творчества больше.

 

Это архитекторы. А наши инженеры, в частности те, кто занимается оборудованием для отопления, вентиляции и кондиционирования, — они-то востребованы сегодня или, если шире, наша научная школа востребована?

Наша научная школа может и не в полной мере востребована. А вот специалисты нужны. Насчет заграницы определенно судить не берусь, но у нас в стране на квалифицированных работников спрос огромный. Я недавно общался с руководителем одной очень крупной и уважаемой фирмы, и он мне прямо сказал, что специалистов не хватает просто катастрофически. Компании готовы платить высокую зарплату — но некому…. В «Данфоссе», «Термоинжениринге», «Арктике» — всюду люди нужны. Их представители приходят к нам и спрашивают: «Где найти толковых ребят? Мы их даже обучим, лишь бы любили свою специальность, лишь бы готовы были трудиться».

Дефицит на специалистов сегодня огромный.

 

Пусть не напрямую, но помочь справиться с ним помогает организация, руководителем которой Вы являетесь. Поэтому хотелось бы поговорить

Об АВОК:
«Идея эта не на пустом месте родилась, не была искусственной. Она витала в воздухе»

Кто генерировал идею ее создания, какие этапы она прошла, как воплощалась в реальность?

Идея эта не на пустом месте родилась, не была искусственной. Она витала в воздухе. Когда распался Советский Союз, возникла огромная потребность в организациях, которые бы объединили специалистов. Еще одно обстоятельство, способствовавшее ее появлению, — последовавшее за приоткрытием железного занавеса расширение связей с зарубежными странами. А там подобные организации уже давно существуют. И чтобы с ними на равных диалог вести, необходимо иметь свою. Это объективные предпосылки. А субъективной явились мои близкие отношения с зарубежными коллегами. В конце 80-х годов я был в США по линии Фонда Фулбрайта, читал там лекции в различных университетах.

И совершенно случайно попал на зимний съезд ASHRAE. Ее вице-президент сказал мне: «Юрий, мы очень огорчены, что такая большая страна, как Советский Союз, никак не участвует в работе нашей организации. Хотелось бы изменить эту ситуацию». (А надо сказать, что не только Советский Союз, но и все социалистические страны, равняясь на нас, — тогда же эта иерархия четко соблюдалась — никак не были представлены. Руководство ASHRAE даже письмо Горбачеву написало, чтобы как-то нашему привлечению поспособствовал. Но тот не ответил). Мне эта мысль запомнилась. И я решил приложить свои усилия для создания аналогичной организации в России. Когда вернулся домой, на одной из научных конференций в Ленинграде, нашел единомышленников. Мы объединили усилия. Получилось. В январе 1990 года появилась Всесоюзная Ассоциация инженеров АВОК. Мне выпало стать ее первым президентом. Но повторюсь, я бы никогда ничего не смог создать, если бы не было моих друзей, коллег, единомышленников.

Отступление небольшое, но очень важное

АВОК не родилась, если бы не было Финкельштейн (Финкельштейн Семен Матвеевич, заместитель директора ГПКНИИ «СантехНИИ-проект», первый вице-президент АВОК), Шилькрота (Шилькрот Евгений Овсеевич, заведующий лабораторией ЦНИИПромзданий, вице-президент АВОК), Чистовича (Чистович Сергей Андреевич, президент АЦТЭЭТ, директор СЗРО ФЦЭРС Госстроя России, академик РААСН, член Президиума АВОК), Наумова (Наумов Александр Лаврентьевич — директор ООО «НПО Термэк», вице-президент АВОК), Бродач (Бродач Марианна Михайловна, доцент кафедры «Инженерное оборудование зданий» МАРХИ, вице-президент АВОК), Коркина (Коркин Владимир Дмитриевич, заведующий кафедрой Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина, член Президиума АВОК) Ливчака (Ливчак Вадим Иосифович — начальник отдела энергоэффективности строительства Мосгосэкспертизы, вице-президент АВОК), Лапира (Лапир Михаил Альбертович, начальник УТЭХ Правительства Москвы, член Президиума АВОК) и еще многих, многих других. Разве без них что-нибудь бы получилось? Если бы нас Солоденников (Солоденников Юрий Леонидович, директор АО «Промвентиляция», член Президиума АВОК) не пустил к себе, когда у нас и угла-то своего не было? Один человек никогда ничего сделать не может. А какую огромную помощь нам наши зарубежные коллеги оказали. Причем совершенно бескорыстную помощь. Для нас и бумага вначале проблемой была. Они нам помогали и материально, и советами.

Мы впервые поехали на съезд REHVA (Федерации европейских ассоциаций в области отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха). Поехали не с пустыми руками — с журналом. Сделан он был по принципу «с миру по нитке»: кто-то бумагу дал, кто-то напечатал бесплатно. Мы приехали, попросили нас принять. Они увидели наше издание и сказали: «Раз у Вас есть свой печатный орган — значит Вы серьезная организация, мы Вас примем». Там мы познакомились с нашим норвежским другом, руководителем аналогичной ассоциации и главным редактором издания. Он прошел свой тяжелый путь, понимал, как непросто нам, и помогал совершенно искренне. Его супруга, чтобы помочь собрать нам рекламу, взяла 200 номеров нашего журнала, приехала на выставку во Франкфурт и обошла все 500 стендов. Ей никто ничего не дал. Она так расстроилась, что у нее случился сердечный приступ.

Нас поддерживали американцы, датчане, итальянцы. Со всеми были и продолжаются очень хорошие отношения. Ну и как не вспомнить тогдашнего президента Европейской ассоциации югослава Тодоровича! Он очень хотел, чтобы российская ассоциация состоялась. Приехал на наш учредительный съезд, помог придумать название. Вначале было что-то похожее на «совок». Иностранец, он не понимал второго, ироничного, плана прочтения этого слова. Но из этого получилась короткая, похожая на пароль, аббревиатура — «АВОК». Все помогали, и зачастую оставалось лишь правильно этой помощью распорядиться.

Нам уже 12 лет. И мы сохранили репутацию. Не найдется человека, который скажет, что мы кого-нибудь обманули, подвели или что-либо нехорошее сделали.

 

О собрате АВОК, американской ASHRAE, знают почти все. А в других странах ассоциации подобного рода существуют? В чем их работа похожа, чем отличается?

В каждой европейской стране существуют в большинстве своем очень достойные организации, объединяющие профессионалов в области отопления, вентиляции и кондиционирования. И все они входят в Федерацию европейских ассоциаций REHVA. Мы, россияне, состоим и в европейской (с 1991 года), и в американской (с 1992 года) ассоциациях. Это стоит денег. Например, только в европейскую ассоциацию приходится платить ежегодные членские взносы в размере 2 тыс. долларов.

 

А наши бывшие союзные республики, они какое-то участие принимают в работе этих международных структур?

Мы ставили такой вопрос. Я предлагал, пусть другие страны СНГ будут платить взносы не полностью. Прибалтика, например, не полный взнос платит. Зачем гнаться за деньгами? Главное — это участие как можно большего числа национальных ассоциаций. У нас ведь в бывших республиках, теперь уже независимых государствах, авторитетные научные школы: в Украине, Казахстане, Азербайджане. Их обязательно следовало бы принять. Да, у них не было бы первое время права решающего голоса, но пусть поучаствуют в работе, пообщаются с коллегами — это ведь необычайно полезно. Увы, но пока никто, кроме России и прибалтийских государств, в международных объединениях не представлен.

 

И даже у большой Украины не нашлось нескольких тысяч долларов?

Проблема на самом деле не исчерпывается отсутствием денег, она гораздо глубже.

О ВРЕДЕ РАЗДОРОВ И ПОЛЬЗЕ СОТРУДНИЧЕСТВА:
«…всякое разделение, разобщение сил — это беда огромная»

На Украине, как, кстати, и у Вас в Санкт-Петербурге, здоровый расчет порой перехлестывают амбиции. Каждый хочет быть главным. Это становится самоцелью, все остальное забывается. Собрались люди, решили работать вместе — но согласия настоящего нет. А всякое разделение, разобщение сил — это беда огромная. Вот Советский Союз распался — чего ради? По крайней мере, русские, украинцы и белорусы не разные народы — один народ. Ну минимальные различия какие-то есть, как у веток одного дерева. Нас ведь даже не политика с экономикой вместе держали — религия. Все мы православные. Вот та основа, которую беречь нужно было. Нет — взяли и по живому резанули. Кому надо было? А ничтожной кучке тех, кому власть поделить захотелось. Так и с нашим АВОК. В угоду каким-то мелкопоместным амбициям организацию на куски расчленить пытаются.

Да, сегодня я руководитель, но ни на секунду не забываю, что моя основная обязанность — работать на организацию, приносить ей пользу. А главный я в ней или нет — дело десятое. Я за все время своей работы не принял ни одного решения, предварительно не посоветовавшись. Пожалуйста, пусть другой становится руководителем, если организация от этого укрепится. Есть у Вас кандидатуры достойные — предлагайте. Я сделал все, что мог. Я устал. Повторюсь, я готов передать свою, может, кто-то думает, очень сладкую, а на самом деле чрезвычайно тяжелую ношу другому, подготовленному к этому человеку. Но… Но из числа окружавших меня по-настоящему толковых людей все за это время нашли себя. Кто в бизнесе, кто в административной, кто в научной работе. У Наумова своя фирма. Начинал с четырех человек. Сегодня у него уже 170. Я прошу его: «Стань председателем». Он готов помогать по мере возможностей, но бросать свое основное дело не хочет. Обращаюсь к Ливчаку с аналогичной просьбой, он мне: «Нет, я член Мосгорэкспертизы — и без того работой завален». У каждого Дело, в которое вложена масса сил, энергии и времени, кто же свое детище бросит. И я их понимаю. К тому же руководство общественной организацией требует наличия множества качеств. Надо уметь слушать. Порой выполнять решения, с которыми внутренне не согласен. Уметь искать выходы из порой ой каких непростых ситуаций.

 

Ну а положительные примеры работы в регионах есть?

Конечно, есть. Очень хорошо работает волгоградская организация. С ними у нас полное взаимопонимание. С тюменцами неоднократно проводили успешные мероприятия. Хорошо поставлена работа в Нижнем Новгороде. Замечательные отношения с Ростовом-на-Дону. В Екатеринбурге организация пока не создана, но там дела идут в правильном направлении. Да и у Вас в Петербурге есть люди, с кем мы очень хорошо, очень плодотворно сотрудничаем. Это и Чистович, и Коркин. Про англо-русский словарь я уже говорил, а теперь еще одна большая совместная работа ведется — терминологический словарь.

 

А как построено Ваше сотрудничество с в чем-то родственными, но может, более узкоспециализированными организациями, такими, как АПИК например?

Мы хотим взаимодействовать со всеми организациями, в том числе и в части привлечения их к работе над нормативными документами. Ведь задача АВОК в том и состоит — объединять. Что касается АПИК, то это мощная организация. Она не является нашим коллективным членом, но мы с ней стремимся очень плотно работать.

О ТОМ, ЧТО КОЛИЧЕСТВО ОБЯЗАТЕЛЬНО ПЕРЕХОДИТ В КАЧЕСТВО:
«…организация должна опираться на массовость, на заинтересованность и инициативу, идущие снизу»

 

Сейчас в Вашей организации состоит уже более 200 коллективных членов. Как происходил этот рост? И переходит ли количество в качество?

Да, в АВОК сегодня 250 коллективных членов. Это очень важно для нас. Реально процесс количественного роста начался где-то с 94-95 гг. И сегодня активно продолжается. Многие коммерческие организации в разного рода документах считают необходимым отметить факт своего членства в АВОК. Раз они это делают, значит, наша ассоциация пользуется уважением.

А какова связь между количеством и качеством? Самая непосредственная. Дело в том, что группа единомышленников может распасться. Сначала все хорошо будет, а потом мало ли что случится — и все. Примеров тому в истории масса, начиная от Древнего Рима — Цезарь, Красс, Антоний; до сравнительно недавних времен — Ленин с Мартовым уж какие друзья поначалу были, а потом так рассорились… Необходимо создать механизм, обладающий «инстинктом самосохранения». А для этого организация должна опираться на массовость, на заинтересованность и инициативу, идущие снизу. Иначе она погибнет. Делать членство индивидуальным на данном этапе было бы неправильным. И потому, что большинство нынешних «индивидуумов» банально бедны, и потому, что один всегда слабее коллектива. Если я приму главу какой-нибудь фирмы, а он из нее уйдет — все, фирма потеряна. А если она сама станет коллективным членом — вот это будет по-настоящему продуктивно. Но при этом все вступающие должны четко отдавать себе отчет — что они хотят, для чего им нужно членство в нашей организации. Я всегда спрашиваю: «Зачем Вы вступаете, ведь не для того, чтобы взносы платить?» Часто мне говорят: «Мы хотим участвовать в Ваших выставках». Я отвечаю: «А это можно делать и не вступив в организацию. Пожалуйста, приходите, мы всегда рады будем». И лишь после долгого разговора у моих собеседников возникает понимание того, что можно реально получить, став членами нашей организации, чем организация может им помочь.

И чем же?

Своим членам мы оказываем содействие, прежде всего, в интеллектуальном плане. Очень важно, чтобы было понимание этого. Людям, занимающимся одним делом, важно иметь возможность высказаться самим и выслушать других. Организации, подобные нашей, аккумулируют и делают доступным коллективный опыт. Они налаживают эффективный обмен информацией. Это помогает обществу самоорганизовываться, способствует его прогрессу. Какими путями это достигается? Проведением выставок, семинаров, симпозиумов, конференций, издательской деятельностью. Кроме того, мы ведем демонстрационное строительство. Но и коллективный член должен суметь привнести что-то полезное в работу организации, чем-то пополнить ее потенциал. Первейшей нашей задачей, на мой взгляд, является создание нормативных и рекомендательных документов. В работе над ними должно принять участие как можно большее число специалистов в конкретной области: тех, кто занимается кондиционерами, отопительным оборудованием, водоснабжением и т. д. Повторяюсь, не узкая группка людей над этими документами должна работать, а все. Вот сейчас мы разрабатываем стандарты, касающиеся вентиляции и кондиционирования культовых сооружений.

О НОРМАХ: «Из отдельных элементов выстраиваем стройную систему»

Раньше такого документа вообще не было.

Не было потому, что никто не занимался. А он необходим. Я в свое время участвовал в монтаже систем кондиционирования для соборов Московского Кремля и знаю, сколько при подобных работах ошибок допускается. Документов нет, руководствоваться нечем. А сегодня новое строительство и реконструкция церквей ведутся повсеместно. Значит, потребность в руководящих документах огромная. Мы инициировали их разработку. Нужное дело? Безусловно.

Сейчас подготовили проект стандарта по требуемому воздухообмену. Мы считаем, что назрела необходимость менять идеологию строительства. Она сформировалась еще в 50-е гг. С тех пор очень многое изменилось. На вызов времени необходимо отвечать. Сегодня уже другие взгляды на микроклимат, все большее значение приобретают вопросы энергосбережения. Этот стандарт разработан с ориентацией на механическую вентиляцию жилых зданий.

Кроме того, рассылаем стандарт по энергоэффективным зданиям. В область экономики вторгаться вынуждены — разрабатываем положение по оплате за тепловую энергию.

Из отдельных элементов выстраиваем стройную систему. Сегодня в нашу область пришло много людей, которые прежде работали в смежных областях — энергетике например. У них есть свой опыт, свежий взгляд на какие-то проблемы. И это очень важно — дать им возможность проявить себя.

А что Вы можете сказать о введении региональных норм?

Сегодняшняя нормативная база формируется следующим образом. Есть федеральные нормы — это первый уровень. Следующий уровень — нормы региональные. И, наконец, отраслевые. Федеральные и отраслевые нормы были и прежде. А вот региональные — явление сравнительно новое. Их создание не должно быть самоцелью — они, учитывая местные особенности и условия, должны быть жестче общефедеральных — в этом их предназначение. Первыми ввела их Москва, но сегодня и другие субъекты Федерации (и число их измеряется десятками) имеют свои региональные нормы.

А в нашем городе?

Относительно региональных питерских норм ничего сказать не могу, по-моему, их нет. И это, на мой взгляд, большое упущение.

О НЕОБХОДИМОСТИ ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЯ:
«…чтобы наладить эффективное энергосбережение необходимо выстроить правильную иерархию приоритетов в части их окупаемости по времени»

Сегодня значительная часть норм ориентирована на реализацию политики энергосбережения. Насколько общество осознает важность вопросов энергосбережения. Или оно в этом плане совершенно безграмотно? Готов ли в это «вкладываться» бизнес? Способны ли чиновники принимать правильные решения?

Говорить, что общество совершенно безграмотно, конечно, неправильно. Но просвещать его, безусловно, необходимо. Причем, не только наше — любое общество. Как только перестаешь учиться — отстаешь сразу.

Но наши беды не только от недостаточной осведомленности. Отсутствуют должным образом отработанные экономические механизмы, а без них о реальном энергосбережении в государственных масштабах вести речь не приходится. Что же касается технологических наработок, то они есть. В стране ведутся большие исследовательские и практические работы. Хотя можно было достичь и большего, если бы существовала идеологическая система поддержки энергосберегающих технологий, в т. ч. и на законодательном уровне. А то, что получается: люди сэкономили, а им вместо того, чтобы оставить эти деньги на развитие, уменьшают финансирование. Все стимулы беречь энергию таким отношением напрочь убиваются.

Сегодня необходимо вести энергетическую паспортизацию городов, тепловых сетей, мощных установок. Т. е. провести тотальную инвентаризацию, энергоаудит. У нас ведь сейчас даже нет настоящего документа по энергоаудиту. Огромное поле деятельности, просто конца не видно.

И потом, для того чтобы наладить эффективное энергосбережение, необходимо выстроить правильную иерархию приоритетов в части их окупаемости по времени. На первом месте должны стоять те мероприятия, которые окупятся в срок до полутора лет — почти беззатратные. Потом те, что принесут отдачу в срок от пяти до семи лет. И уже в последнюю очередь средства выделяются на мероприятия, рассчитанные на перспективу. Отдача от них придет через десять и более лет. Только в этом случае удастся обеспечить преемственность реализации политики энергосбережения.

 

Центральное и местное теплоснабжение — в контексте энергосбережения. Как, на Ваш взгляд, должны развиваться «взаимоотношения» между ними?

Здесь важно избежать перекосов как в одну, так и в другую сторону. Построен дом, нет реальной возможности подключиться к системе централизованного теплоснабжения. Что ж, приходится устанавливать автономный теплоисточник. Но чересчур сильный акцент на автономные системы делать тоже неправильно. Загубим создававшуюся десятилетиями систему. Да, у централизованного теплоснабжения есть определенные недостатки. Но мы и сами виноваты во многом — не модернизировали оборудование, не ремонтировали теплосети и т. д.

Вообще, никакое явление нельзя рассматривать вне временного процесса. Почему у нас централизованные системы такое серьезное развитие получили? Не случайно, не по чьей-то прихоти. Был известный всем из школьной программы план ГОЭЛРО. Построенные станции вырабатывали электроэнергию, это сопровождалось выделением большого количества теплоты. Что же, бесхозно ее выбрасывать? Нет. Так и появилось централизованное теплоснабжение.

Всегда необходимо четко разделять стратегическое направление и какие-то тактические решения. Да, там, где это выгодно (а для этого нужно просто сесть и грамотно посчитать), устанавливать автономные системы можно и нужно. У нас в Москве, в районе Куркино, автономные системы поставили. Грамотное решение — кто ж против него возражать будет. Но ведь бывают и обратные ситуации. Строят дом, устанавливают напольные котлы — один на две квартиры. Сосед снизу возьми и перекрой подачу тепла наверх. Наверху мерзнут, но ничего поделать не могут. Глупость какая-то. Все должно быть продумано, чтобы не было произвола неумных людей с неуемными амбициями. При использовании автономных систем не следует забывать о сервисе. Проблема на самом деле очень серьезная. Вы купили котел. Вам его установили. Все, казалось бы, очень хорошо. Но оказывается, его еще ставить на обслуживание надо, и стоимость этого обслуживания может оказаться неприятным сюрпризом. Здесь мы только учимся — и продавцы, и потребители.

О ПЕРСПЕКТИВАХ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ:
«…отечественный производитель поднимается»

Отечественный производитель — каковы перспективы его плавания в волнах рыночной экономики? Например, отечественное производство кондиционеров совсем невелико. Так, выпуск сплит-систем по сравнению с тем же Китаем просто мизерный. Есть ли какие-то перспективы у российских фирм или им уже не по силам догнать убежавших далеко вперед конкурентов?

По кондиционерам ситуация действительно… не очень. Столько их на наш рынок «выкинули» в свое время… Сегодня есть «Веза», с весьма неплохими центральными кондиционерами. Но по многим видам продукции ситуация вполне оптимистичная. Посмотрите на рынок полимерных труб — какое здесь развитие, настоящий бум. «Упонор» 25 млн долл. вкладывает в строительство завода у нас в России.

Что касается качества котельного оборудования, то оно постепенно улучшается. Причем наши котлы менее прихотливы, лучше приспособлены к непростой нашей действительности. Мы не всегда принимаем во внимание не до конца задействованные резервы нашей «оборонки». У нас в Москве Ю. М. Лужков организовал на базе предприятий оборонной промышленности производство кондиционеров. Центральных кондиционеров. Именно их нам больше всего не хватает. То, что сегодня все фасады зданий увешены  внешними блоками сплит-систем, — это ведь тоже не дело. А кроме того, оборонные заводы выпускают вентиляционное и отопительное оборудования. Огромная программа на базе «оборонки», в нее уже вложены и продолжают вкладываться большие деньги. Меня в разных грехах обвинить пытались, в том числе в том, что я поддерживаю зарубежные организации и фирмы. Но если какое-то иностранное оборудование объективно лучше, чего ж с этим спорить. Но сейчас отечественный производитель поднимается, и если у него что-то достойное появляется, я первый готов заняться пропагандой его достижений.

Делается много и делается неплохо. В целом, у меня более чем положительная оценка перспектив отечественных производителей.

 

Вы оптимист…

Да оптимист, иначе бы не занимался столькими делами сразу.

 

То есть объять необъятное все-таки можно?

Наверное, нельзя, но попробовать стоит обязательно.

Поделиться статьей в социальных сетях:


Реклама
Реклама на нашем сайте
Яндекс цитирования

Подписка на журналы

АВОК
АВОК
Энергосбережение
Энергосбережение
Сантехника
Сантехника
Онлайн-словарь АВОК!


Реклама на нашем сайте