Некоммерческое
партнерство
инженеров
Инженеры по отоплению, вентиляции, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике
(495) 984-99-72 НП "АВОК"

(495) 621-80-48 Секретарь (тел./факс) ООО ИИП "АВОК-ПРЕСС"
(495) 107-91-50

АВОК ассоциированный
член

Памяти наших учителей

Некоммерческое партнерство «Инженеры по отоплению, вентиляции, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике» (НП «АВОК») провело первое чтение из запланированного цикла «Памяти наших учителей». Чтение, на котором выступил вице-президент НП «АВОК» Е. О. Шилькрот, состоялось 24 октября 2003 года в рамках общего собрания членов НП «АВОК».

Мы приводим сокращенный текст выступления Е. О. Шилькрота.

Решение НП «АВОК» провести цикл чтений под рубрикой «Памяти наших учителей» объясняется несколькими причинами. Во-первых, известно — «Если ты не знаешь своего прошлого, у тебя нет будущего». Во-вторых, сегодня явно наметился разрыв поколений в специальности — стало меньше крупных производственных фирм и объединений, практически прекратили работу НИИ и их ученые и научно-технические советы, меньше издается технической литературы. Уходят от нас корифеи, которым сегодня не всегда находится достойная смена. В-третьих, имеются обоснованные опасения, что новое поколение инженеров по теплогазоснабжению и вентиляции, знакомясь со специальностью в основном по книгам, реже по проектам и конкретным объектам, не всегда воспринимает учителей как своих коллег и наставников. Полагаем, что начинающиеся сегодня чтения, а точнее сказать возобновляющиеся (подобные чтения проводились секцией промышленной вентиляции Московского дома научно-технической пропаганды, МДНТП, в 1980-х годах, руководитель секции проф. М. П. Калинушкин), станут традиционными. Мы успеем рассказать молодому поколению специалистов о людях, которые по существу создали основы нашей специальности в концептуальном и научном плане, в проектировании и строительстве инженерных систем.

Интенсивное развитие специальности происходило с середины 1950-х годов, когда получили мощный импульс как научные исследования, так и практика проектирования и строительства инженерных систем. Невозможно перечислить все центры и специалистов и не пропустить кого-либо из персоналий или организаций. Важно то, что такие центры и учителя были сосредоточены не только в Москве и Ленинграде — они успешно и плодотворно работали в Баку, Казани, Киеве, Минске, Новосибирске, Прибалтике, Свердловске, Тбилиси, во многих других городах и республиках СССР. Вместе с тем нельзя не отметить, что центрами научных исследований в области отопления и вентиляции (я специально не буду останавливаться на вузах, это, бесспорно, лучше сделают работающие там специалисты) были институты системы АСиА, затем Госстроя СССР и ВЦСПС. В Москве это были, в первую очередь, НИИСантехники и МИОТ (ВЦНИИОТ) ВЦСПС.

Мне посчастливилось работать с 1962 года, после окончания МИСИ им. В. В. Куйбышева, в НИИСантехники, с 1969 года — в «ЦНИИПромзданий», под руководством и вместе с выдающимися специалистами: И. Ф. Ливчаком, В. Н. Талиевым, Е. Е. Карписом, А. И. Пирумовым, Г. Г. Вахваховым, И. Г. Сенатовым, О. Я. Кокориным, М. М. Грудзинским, В. М. Ивановым, Л. М. Зусмановичем, Ю. С. Давыдовым, В. Ф. Поликарповым, А. З. Ивянским, С. П. Сладковым — да всех и не перечислишь.

Мой рассказ об учителях, безусловно, не претендует на полноту и какой-то анализ, он является абсолютно субъективным. Сегодня я расскажу только о двух корифеях: Вячеславе Николаевиче Богословском (1923—2001) и Израиле Абрамовиче Шепелеве (1910—1979). Они были моими учителями, я с ними непосредственно работал. Оба они были талантливы, оба — личности, оба — фанатики специальности, оба — люди непростой судьбы, фронтовики. Они создали свои школы и, к сожалению, оба ушли очень рано.

Вячеслав Николаевич Богословский (1923–2001)

Вячеслав Николаевич Богословский

Я пришел работать в НИИСантехники после защиты диплома во время работы над диссертацией, являясь учеником В. Н. Богословского, который учил меня начиная с 3-го курса института. До последних дней его жизни мы сотрудничали, я продолжал у него учиться. 30 мая 2003 года В. Н. Богословскому исполнилось бы 80 лет.

Вячеслав Николаевич Богословский был совершенно уникальным человеком — как в личностном, так и в научном плане. Фронтовик, получивший тяжелое ранение, закончивший МИСИ после демобилизации из армии, блестяще защитивший кандидатскую диссертацию по довольно малоизвестному в то время влажностному режиму, возглавивший теплофизические исследования в Антарктиде в составе 2-й Ан-тарктической экспедиции Советского Союза. После возвращения из Антарктиды он стал доцентом нашей кафедры, нижней кафедры — кафедры отопления и вентиляции, и деканом нашего факультета. Первое, что он сделал, когда стал деканом, это он снял меня со стипендии на две недели, и может быть поэтому моя учеба и наше дальнейшее сотрудничество потом было достаточно тесным и плодотворным. Мне трудно говорить о вкладе В. Н. Богословского в нашу специальность. С моей точки зрения, нет такого аспекта в нашей специальности, в котором бы он не проявил творческого подхода и не добился совершенно конкретных результатов. Тепловой и воздушный режим зданий — конечно, эта наука не строилась на пустом месте. Но систематический курс впервые собрал, систематизировал и развил Вячеслав Николаевич. Его учебник «Строительная теплофизика» — по-видимому, первое издание, формулирующее и объясняющее физические процессы, влияющие на формирование микроклимата в отапливаемых и вентилируемых помещениях, комфортность и обеспеченность среды обитания человека. Две его книги по тепловому и воздушному режиму зданий и сегодня являются, по существу, неисчерпаемым кладезем знаний, идей, которые можно развивать, развивать и развивать…

В. Н Богословский занимался в нашей специальности вопросами, которые на первый взгляд казались совершенно тривиальными. Например, что такое расчет теплопотерь? — перемножил К, F и ?Т — и получил требуемое значение. Вячеслав Николаевич дал этому направлению совершенно другое развитие, другое понимание. Коэффициент ?B, который мы привыкли и до сих пор используем (раньше он был равен 7,5), может быть совершенно разным, в здании, в котором нет внутренних ограждений, он будет намного меньше, потому что не будет лучистого теплообмена между ограждениями. Нестационарность процессов теплообмена в помещении скажется на величине теплопотерь (и, конечно, теплопоступлений) и мощности систем. В. Н. Богословский ввел в практику такое понятие, как обеспеченность в расчетных условиях относительно наружного климата. Да, мы всю жизнь считали по холодной пятидневке, но когда появились новые конструкции ограждений, оказалось, что этого недостаточно. А если я хочу сделать здание более надежным?

Под руководством В. Н. Богословского были обработаны климатические данные сначала для Москвы, потом для ряда других городов, и те коэффициенты обеспеченности, которые мы сегодня имеем для строительной климатологии, в нашей специальности стали использоваться именно после его работ. В. Н. Богословский одним из первых обобщил метод позонных тепловых балансов с дифференцированным учетом лучистого, конвективного и «струйного» теплообмена в помещении, сформулировав принципы описания воздушно-тепловых помещений. Развитие и конкретные приложения этого метода актуальны до настоящего времени и позволяют, по существу, грамотно рассчитывать нагрузки на отопление и охлаждение для систем любых конфигураций и принципов работы. В вопросах формирования надежного воздушно-теплового режима до сих пор в любых модификациях, какую бы систему мы не рассчитывали, мы используем 1-е и 2-е условие комфортности, которые сформулировал, предложил и внедрил Вячеслав Николаевич.

Теперь я должен сказать, что мне посчастливилось начать работать около него еще будучи студентом (сказать «вместе с ним» или «у него» было бы неверным по существу). И это совершенно незабываемые минуты, реже — часы, которые давали знаний и понимания намного больше, чем чтение любого учебника или слушание лекции, когда он сажал меня рядом и начинал мне рассказывать вещи, о которых я не имел понятия. В. Н. Богословскому, по-видимому, было интересно, когда «незамутненная», «свежая» голова (так теперь говорят по телевидению) задает совершенно «идиотские» вопросы. Вероятно, ему самому становилось более ясно, на что надо обратить внимание, чтобы материал стал более доступным и более простым в понимании. Вячеслав Николаевич практически никогда не «разжевывал» задачу, которую он ставил перед учеником, часто он сам не знал решения. Он подсказывал путь поиска, литературу, где можно посмотреть аналогичные вопросы, но всегда был готов обсудить результаты. В. Н. Богословский обладал поразительной интуицией, он видел «слабые» места сразу, даже в вопросах, которыми он сам никогда прежде не занимался. Это особенно хорошо было видно на защитах диссертаций, когда он моментально схватывал «болевую точку» практически любой работы. Вячеслав Николаевич был чрезвычайно яркой личностью. Это его качество проявлялось в науке, педагогике, в общении с друзьями, в любом застолье — заводной, раскованный, любитель всяческих компаний — с ним всегда было интересно. Остались книги В. Н. Богословского. Читайте их, читайте вдумчиво, критично — он всегда на этом настаивал — и берите знания и подход к пониманию и решению новых задач. В книгах В. Н. Богословского очень много идей, которые еще не реализованы.

Израиль Абрамович Шепелев

Израиль Абрамович Шепелев был другим моим учителем. И. А. Шепелев и В. Н. Богословский были совершенно разными людьми, но в то же время были похожи и как ученые, и как личности. Они оба прошли фронт, и оба плохо слышали после ранений — такое совпадение, оба были приверженцами новых идей, сторонниками простых, доступных для практики инженерных решений, которые никогда не вульгаризировали физического смысла решаемой задачи.

Израиль Абрамович был выдающийся ученый, по существу, создавший такое направление в нашей науке, как теория воздухораспределения в вентилируемых и кондиционируемых помещениях, теория конвективных потоков, аналитический расчет течений у всасывающих отверстий. Очень много людей занимались этими проблемами, но именно И. А. Шепелев сделал расчеты воздухораспределения понятными и доступными широкому кругу инженеров-проектировщиков.

Простые и удобные зависимости для практических расчетов, которыми мы пользуемся до сих пор, привнес в практику именно И. А. Шепелев. Вместе с «Сантехпроектом» (Г. М. Кацнельсон, Л. Ф. Моор) были выпушены «Рекомендации по расчету воздухораспределения», А3-669, первое такое пособие.

Он предложил коэффициенты М(m) и N(n), характеристики кинематические и тепловые характеристики струй и воздухораспределителей, он предложил геометрическую характеристику струи Н. Можно спорить, что удобней, такая или иная методика расчета воздухораспределения? И. А. Шепелев впервые предложил методику и тем самым дал возможность инженерам-проектировщикам объективно посчитать, как следует подавать воздух в помещения, обеспечивая требуемые параметры в рабочей зоне (метод расчета по «опасной точке»). Да, все его модели были достаточно грубыми, но И. А. Шепелев всегда считал, что в этом их основное достоинство, потому что когда ты ошибаешься на 10—20 %, это не так страшно, главное — не ошибиться на порядок.

И. А. Шепелев (слева) и В. П. Титов, 1968 год

Израиль Абрамович рассмотрел свободные вентиляционные струи, в том числе истекающие из отверстий конечных размеров, стесненные струи, настилающиеся струи, взаимодействие струй самой разной формы. Эти исследования, по существу, создали основу воздухораспределения не только как метода проектирования и расчета систем вентиляции, но и послужили основой для создания воздухораспределителей. Дисковые плафоны, плафоны с конусом и многодиффузорные плафоны, веерные решетки — все эти воздухораспределители присутствуют и сегодня на любом стенде любой фирмы на любой выставке. Израиль Абрамович обладал совершено удивительным качеством очень просто и доступно объяснить и изложить самые сложные явления. Это относится и к вентиляционным струям, и к конвективным потокам, и к всасывающим факелам. Предложенный им метод расчета аэрации, использующий понятие стратификации температуры воздуха по высоте (условия формирования в вентилируемом помещении температурного перекрытия и тепловой подушки), по существу, предвосхитил появление и широкое распространение в европейских странах вытесняющей вентиляции (displacement ventilation). И. А. Шепелев создал свою школу. У него защитилось, наверное, около 20 аспирантов, ряд его аспирантов впоследствии стали докторами наук. Например, заведующий кафедрой в Казани, Владимир Николаевич Посохин, был одним из первых, могу сказать, одним из любимых и талантливых аспирантов Израиля Абрамовича. У И. А. Шепелева не было хобби, так сложилась жизнь, что его хобби была работа. Он работал всегда и везде, у него было не очень хорошее здоровье, но когда он сидел дома, то там он тоже трудился, и все мы «не вылезали» из его дома. Когда он уходил (тогда мы работали до 17 часов, еще была шестидневка), если кого-то из его аспирантов не было на месте, то мог произойти жуткий скандал. Уйти с работы раньше Шепелева — это было преступление. Аспирант должен был работать от зари до зари, в этом Израиль Абрамович был достаточно деспотичен. Он очень придирчиво и тщательно учил нас писать статьи, потому что, как правило, никто писать не умеет. Как говорил А. И. Райкин: «Сила в твоих словах есть, но ты их расставить не можешь». Эти слова применимы к большинству аспирантов. Он кропотливо нас учил. Например, я написал свою первую статью, мне тогда казалось, что это вообще восторг. Он мне ее вычеркивал, зачеркивал, наверное, месяца три, потом это ему надоело, и статья так и не вышла до сих пор. Недавно я нашел и прочитал ее. К сожалению, а наверное, к счастью, я не смог даже понять, что тогда хотел в ней сказать. Как оформить иллюстрации, как выбрать градуировку шкал, как нанести экспериментальные точки — всему этому уделялось огромное внимание. Казалось бы, что это совершенные мелочи и придирки, но, глядя с позиций сегодняшнего дня, можно однозначно сказать — все это было просто необходимо. К аккуратности в письме, к стилю, к правильному оформлению — ко всему этому нас приучил Израиль Абрамович. Лаборатория отопления и вентиляции промышленных зданий, лаборатория И. А. Шепелева, всегда была в институте самой молодой, энергичной и продуктивной. Израиль Абрамович заражал всех нас своим искренним интересом к специальности, к исследовательской работе, огромным запасом новых идей и задач, которые надо решить. Он создал и поддерживал в лаборатории атмосферу товарищества и здоровой конкуренции, его дом, особенно в периоды завершения работы, становился домом его учеников. Завершая свой рассказ о двух выдающихся Ученых и Учителях нашей специальности, хочу еще раз призвать молодых людей чаще открывать книги В. Н. Богословского, И. А. Шепелева и других корифеев. Вы найдете в них не только обильную пищу для ума, но и решения многих задач, с которыми вам приходится сталкиваться в повседневной работе.

Лаборатория профессора И. А. Шепелева после коммунистического субботника, 1969 год

Поделиться статьей в социальных сетях:

Статья опубликована в журнале “АВОК” за №2'2004

распечатать статью распечатать статью


Реклама
Реклама на нашем сайте
Яндекс цитирования

Подписка на журналы

АВОК
АВОК
Энергосбережение
Энергосбережение
Сантехника
Сантехника
Онлайн-словарь АВОК!


Реклама на нашем сайте