Некоммерческое
партнерство
инженеров
Инженеры по отоплению, вентиляции, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике
(495) 984-99-72 НП "АВОК"

(495) 621-80-48 Секретарь (тел./факс) ООО ИИП "АВОК-ПРЕСС"
(495) 107-91-50

АВОК ассоциированный
член
Summary:

does energy conservation need control?

G. P. Vasilyev, Doctor of Technical Science, Head of the Center for energy conservation and efficient use of untraditional energy sources in construction complex GUP «NIIMosstroy», academic advisor of Group of Innovative Companies (GIC) «INSOLAR»

Keywords: energy conservation, instrument control, energy audit

One of the key energy conservation problems is organization of "natural” control of actual energy efficiency indicators of buildings achieved in new construction, reconstruction or overhaul. If we cannot solve this problem, the huge funds that the government and private investors begin investing into energy saving will end up wasted.

Описание:

Г. П. Васильев, доктор техн. наук, руководитель Центра энергосбережения и эффективного использования нетрадиционных источников энергии в строительном комплексе ГУП «НИИМосстрой», научный руководитель группы инновационных компаний (ГИК) «ИНСОЛАР»

Одной из ключевых проблем в области энергосбережения является организация «натурного» контроля фактических показателей энергетической эффективности зданий, достигнутых при новом строительстве, реконструкции или капитальном ремонте. Если мы не сможем решить эту проблему, то огромные средства, которые государство и частные инвесторы начинают вкладывать в энергосбережение, окажутся просто «выброшенными на ветер».

Нужен ли энергосбережению контроль?

Одной из ключевых проблем, от решения которой будет зависеть успех государственной политики в области энергосбережения, является организация «натурного» контроля фактических показателей энергетической эффективности зданий, достигнутых при новом строительстве, реконструкции или капитальном ремонте. Если мы не сможем решить эту проблему, то огромные средства, которые государство и частные инвесторы начинают вкладывать в энергосбережение, окажутся просто «выброшенными на ветер».

Сегодня показатели энергетической эффективности зданий контролируются только государственной экспертизой на стадии утверждения проекта. При сдаче-приемке зданий в эксплуатацию такой контроль отсутствует. Тепловизионный контроль, осуществляемый на некоторых объектах,– не в счет, поскольку он может дать лишь качественную информацию о наличии дефектов в теплозащитной оболочке и практически бесполезен в определении количественных параметров энергетической эффективности зданий. В итоге достоверная информация о фактическом энергопотреблении вводимых в эксплуатацию зданий полностью отсутствует! Построенные здания очень часто отличаются от проекта, технологии устройства теплозащитной оболочки в реальных условиях строительной площадки нарушаются, и, в конечном счете, мы получаем здания с повышенным энергопотреблением. Натурные обследования жилых домов в Москве, построенных после 2000 года (по второму этапу повышения теплозащиты) и удельные затраты тепловой энергии на отопление и вентиляцию которых не должны были бы превышать 95 кВт·ч на м2 за отопительный сезон, в реальности потребляют 160 кВт·ч и более. Очевидно, что без решения проблемы организации эффективного контроля за реально достигнутыми показателями энергетической эффективности зданий мы не достигнем желаемых результатов и повышение энергетической эффективности отечественного строительства, скорее всего, произойдет лишь «на бумаге».

Определенный оптимизм и надежды на решение этой проблемы дает принятое 25 января 2011 года постановление Правительства России № 18, утвердившее «Правила установления требований энергетической эффективности для зданий, строений, сооружений и требований к правилам определения класса энергетической эффективности многоквартирных домов». Пункт 13 этих правил гласит: «В гарантийных обязательствах по вводимому в эксплуатацию зданию во всех случаях предусматривается обязанность застройщика по обязательному подтверждению нормируемых энергетических показателей как при вводе дома в эксплуатацию, так и по последующему подтверждению (в том числе с использованием инструментальных или расчетных методов) не реже чем 1 раз в 5 лет».

Это очень важная норма, и совершенно правильно введение инструментального подтверждения нормируемых энергетических показателей именно при сдаче-приемке дома в эксплуатацию. На этой стадии у застройщика есть финансовые ресурсы для осуществления такого подтверждения, а теперь появилась и обязанность. Но каков механизм этого «подтверждения» показателей каждые 5 лет и на чьи деньги? Это пока вопрос. Вряд ли ТСЖ согласятся на проведение каждые 5 лет энергоаудита. Но в любом случае – это движение в правильном направлении.

Теперь нужно остановиться на самих нормативных показателях: что, а главное, как должен подтверждать застройщик?

Сегодня по федеральным и московским требованиям к энергопотреблению зданий, установленным, соответственно, постановлениями Правительства РФ № 18 от 25 января 2011 года и Правительства Москвы № 900 от 5 октября 2010 года, нормируется годовое суммарное удельное потребление зданием энергии на отопление, вентиляцию, горячее водоснабжение и электроснабжение общедомовых помещений и оборудования. Например, для многоэтажных жилых домов в Москве нормируемое суммарное энергопотребление составляет 160 кВт·ч/м2 в год. При этом вспомним, что примерно столько же энергии (только на отопление и вентиляцию) потребляют дома, запроектированные по нормативам, действовавшим до 2011 года, а среднее суммарное удельное энергопотребление существующего жилого фонда Москвы около 340 кВт·ч/м2 в год.

 

На первый план выходят новейшие инновационные технологии повышения теплозащиты наружных ограждающих конструкций, технические решения и оборудование «активного» энергосбережения

Вернемся к проблеме инструментального подтверждения нормируемых энергетических показателей дома. Что и как измерять?

Совершенно очевидно, что камнем преткновения будут являться методики измерений, которые сейчас отсутствуют. В принципе сейчас созданы СРО, специализирующиеся в области энергетических обследований, и они по заказу застройщика могли бы выполнить роль «независимых» организаций, обеспечивающих проведение инструментального подтверждения этих показателей, но им нужно дать методику! Причем, на мой взгляд, очевидно, что методика должна быть не одна, их должно быть как минимум две. Первая – для инструментального подтверждения нормируемых показателей энергетической эффективности зданий при сдаче-приемке их в эксплуатацию, а вторая – для их инструментального подтверждения в процессе эксплуатации здания.

Главной особенностью первой методики должна являться ее полная независимость от влияния на энергопотребление здания субъективных поведенческих факторов. Фактически по показаниям общедомовых приборов учета должны измеряться показатели энергетической эффективности инженерных систем здания, при этом в помещениях здания должны обеспечиваться нормируемые требования к параметрам микроклимата: нормируемый воздухообмен, температура внутреннего воздуха, температура горячей воды и пр. После чего в показателях, полученных непосредственным измерением, должны быть расчетным путем учтены потери энергии, связанные с сушкой ограждающих конструкций (при новом строительстве), а также бытовые тепловыделения. Измерения проводятся в незаселенном доме и в отопительный сезон. В случае сдачи дома в эксплуатацию летом, измерения откладываются до начала отопительного сезона либо под банковскую гарантию застройщиком их (измерений) проведения, либо откладывается подписание акта о вводе дома в эксплуатацию.

 

Без решения проблемы обновления нормативной базы в области строительной климатологии говорить о каком бы то ни было достоверном контроле достигнутых показателей энергоэффективности бессмысленно

Со второй методикой все значительно сложнее. Дело в том, что в энергопотребление заселенного дома существенный вклад вносит субъективный, поведенческий, фактор, который очень трудно поддается учету. Прежде всего, это и постоянно меняющаяся заселенность дома, уклад жизни, социальный статус, привычки жильцов и пр., даже их средний возраст. Конечно, никто из жильцов не озабочен поддержанием нормативных параметров микроклимата, поэтому температурный и воздушный режимы квартир постоянно меняются, что в свою очередь сказывается на энергопотреблении дома. К тому же у всех людей разное ощущение комфортности микроклимата: кому-то комфортно при температуре воздуха +18 °C, а кому-то при +25 °C и выше. Таким образом, оценивать энергоэффективность дома при его эксплуатации только по общедомовым приборам учета не получится. Дом может быть энергоэффективным, а жильцы – энергорасточительны. Наверное, результаты инструментального измерения энергопотребления дома по общедомовым приборам учета расчетным путем должны быть скорректированы и должно быть учтено влияние на энергопотребление субъективных (поведенческих) факторов, в том числе меняющаяся плотность заселения дома. В качестве примера можно привести ситуацию с удельным потреблением энергии на приготовление горячей воды в Москве и Европе, например в Голландии. Если предположить, что одни человек и у нас, и в Европе будет тратить на приготовление горячей воды 1,2 МВт·ч в год, то при средней плотности заселения наших домов в 20 м2 на человека и в Голландии – 40 м2 на человека, мы только за счет этого фактора получим двукратную разницу в удельном энергопотреблении на нужды ГВС – у нас 60 кВт·ч/м2 в год, а в Голландии – 30 кВт·ч/м2 в год. Таким образом, для получения корректных выводов об энергетической эффективности здания мы должны результаты инструментальных измерений привести к сопоставимым условиям. То же самое следует сделать и с затратами энергии на отопление и вентиляцию – они должны быть приведены к «типовому климатическому» году. Кстати, то же самое должно быть сделано с результатами измерений по первой методике. Они также должны быть приведены к сопоставимым климатическим условиям расчетного «типового климатического года».

К сожалению, корректные климатические данные, которые можно было бы сегодня использовать в качестве «типового климатического года», в нашей нормативной литературе отсутствуют. Мы до сих пор пользуемся нормативными документами по строительной климатологии, составленными на основе климатологических баз данных второй половины XX века. Эти документы, естественно, не учитывают тех изменений климата, которые произошли в последнее десятилетие. Мы закладываем в проекты миллиардные убытки на будущее: завышенные продолжительность отопительного сезона, расчетные температуры наружного воздуха в наиболее холодную пятидневку, глубина промерзания, заниженные расчетные температуры наружного воздуха в летнее время. Кстати, именно по этой причине мы сегодня в массовом жилье не устанавливаем системы кондиционирования, хотя всем очевидно, что уже обязаны. Самым неприятным моментом является отсутствие в наших нормативных документах по строительной климатологии почасовых расчетных значений климатических параметров, прежде всего, температур наружного воздуха. Все европейские стандарты в области энергосбережения построены на использовании почасовых значений температур наружного воздуха, а в наших нормах – среднемесячные! Нашему проектировщику просто негде взять среднечасовые расчетные значения температур, статистически обработанные и с достаточной достоверностью представляющие «типовой климатический год». Это связано с тем, что раньше нас практически никогда не интересовала эксплуатация зданий, а только установленные мощности инженерных систем. А теперь нас интересует, сколько они потребляют энергии. Очевидно, что без решения проблемы обновления нормативной базы в области строительной климатологии говорить о каком бы то ни было достоверном контроле достигнутых показателей энергоэффективности бессмысленно.

В заключение хочется отметить, что целевые показатели повышения энергетической эффективности зданий и сооружений, установленные Президентом России, федеральными и городскими распорядительными документами, являются весьма амбициозными и достаточно сложными даже с точки зрения организации контроля за их достижением и фактически предполагают кардинальное технологическое перевооружение строительной индустрии страны.

К 2020 году мы планируем 40% снижение энергопотребления зданий, которое в случае успеха к 2025 году обеспечит городской экономике только Москвы экономический эффект около 1 трлн рублей (при приближении внутренних цен на природный газ к мировым экономический эффект увеличится кратно). Решение этой задачи потребует создания новых энергоэффективных материалов, конструкций, технологий и оборудования и самой серьезной мобилизации организационных и финансовых ресурсов строительного комплекса. На первый план выходят новейшие инновационные технологии повышения теплозащиты наружных ограждающих конструкций, технические решения и оборудование «активного» энергосбережения, в том числе и использующие нетрадиционные источники энергии и вторичные энергоресурсы. Однако в этой области у нас практического опыта очень мало, честнее сказать, его совсем нет. Мы раньше не вкладывали в это направление средств и даже не имеем технологического задела, оставленного энергорасточительным СССР. Поэтому основной задачей, от решения которой будет зависеть успех политики в области энергосбережения, становится создание и освоение стройиндустрией новых энергетически эффективных технологий, инженерного оборудования, материалов и конструкций, а также научно-техническое сопровождение проектирования, строительства и эксплуатации энергоэффективных зданий. Новые технологии, технические решения, материалы и оборудование должны быть отработаны и апробированы на экспериментальных и демонстрационных зданиях. На этих же зданиях должны быть обучены и подготовлены кадры для проектирования, монтажа и сервисного обслуживания. Строительство экспериментальных и демонстрационных зданий должно стать одним из важнейших направлений энергосбережения.

Это подтверждает и мировой опыт, в частности, опыт Дании. В конце 70‑х годов прошлого века это была энергорасточительная страна. Была принята национальная стратегия энергосбережения, в рамках которой в тарифы на энергоресурсы была включена существенная надбавка, которая целиком (и до сих пор) направлялась на научные исследования и создание экспериментальных демонстрационных объектов. Сегодня Дания – самая энергоэффективная европейская страна, хотя и с самыми высокими тарифами на энергоресурсы. По ценам на энергоресурсы мы уже практически догнали Данию, а по энергосбережению, к сожалению, еще нет. В частности, если в 2000 году нормативы по удельному расходу тепловой энергии на отопление и теплозащиты зданий были близки в России и Дании, то сейчас по уровню утепления зданий мы значительно отстали, а без повышения сопротивления теплозащиты наружных ограждений мы не сможем достигнуть соответствующих показателей по энергоэффективности зданий.

Для Москвы ситуация осложняется еще и тем фактом, что она является лидером и фактически находится «на передовой» в решении проблем энергосберегающего строительства. Московские нормативы и требования к энергопотреблению зданий на 3–5 лет опережают региональные. Фактически регионы России ждут от строительного комплекса Москвы решения основных технических и технологических проблем в области энергосбережения. Поэтому за нас никто не разработает новые энергоэффективные технологические и технические решения.

купить online журнал подписаться на журнал
Поделиться статьей в социальных сетях:

Статья опубликована в журнале “АВОК” за №6'2011

распечатать статью распечатать статью


Статьи по теме

Реклама
Реклама на нашем сайте
Rambler's Top100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования



Кондиционирование, отопление, вентиляция

Подписка на журналы

АВОК
АВОК
Энергосбережение
Энергосбережение
Сантехника
Сантехника
Онлайн-словарь АВОК!


Реклама на нашем сайте