Некоммерческое
партнерство
инженеров
Инженеры по отоплению, вентиляции, кондиционированию воздуха, теплоснабжению и строительной теплофизике
(495) 984-99-72 НП "АВОК"

(495) 621-80-48 Секретарь (тел./факс) ООО ИИП "АВОК-ПРЕСС"
(495) 107-91-50

АВОК ассоциированный
член
Ключевые слова: канализация

История лондонской канализации

Часть I

 

Слово, обозначающее сточные воды, канализацию на староанглийском языке означает "по направлению к морю". Лондонская канализацая представляла собой канавы для стока нечистот, проложенные с небольшим уклоном к Темзе, уносящей стоки в море. Сточные канавы быстро переполнялись, помои и отходы жизнедеятельности людей заливали улицы и рыночные площади, попадали в дома.

В конце 1500-го года король Генрих VIII издал указ, обязывающий домовладельцев чистить участки сточных канав около их домов. Кроме этого, король создал Комиссию по Стокам, призванную обеспечивать выполнение этих правил. Однако средства для оплаты работы Комиссии предусмотрены не были. Поэтому фактически Комиссия по Стокам не была сформирована до 1622 г., когда было решено на ее содержание использовать штрафы за невыполнение указа.

О деятельности Комиссии клерк вел ежедневные записи. Каждое слово, произнесенное в суде, тщательно фиксировалось в регулярных записях Комиссии.

Записи охватывают более 250 лет людских невзгод, возникающих во многом из-за пренебрежения опасностью антисанитарных условий. Горожане, врачи, политические деятели, полицейские направляли в Комиссию наводящие ужас сообщения о "миазмах, моровой язве, внезапной смерти" в лондонских жилищах.

В начале XVIII века почти в каждом доме под полом была выгребная яма. Даже в лучших домах тошнотворное зловоние проникало в элегантные гостиные. Запах внутри домов зачастую был хуже, чем на улицах, загрязненных помоями и навозом. Люди обычно пренебрегали этим нездоровым запахом, но в то же время испытывали ужас перед "ночным воздухом", насыщенным угольным дымом и сернистым фабричным смогом, который беспокоил обитателей Сити.

Двери и окна жилых домов и фабрик на закате плотно закрывались, чтобы защитить их обитателей от ужасного "ночного воздуха". Целые семьи и бригады рабочих умирали от таинственной "асфиксии" в течение одной ночи. Врачи не могли объяснить повторяющиеся случаи заболеваний, так в Сити периодически возникали "миазмы". Яркое описание ужасных смертей было обычным на заседаниях Комиссии и в бульварных лондонских газетах.

Наибольшее число описанных смертельных случаев и травм происходило из-за отравления сероводородом, от недостатка кислорода или от взрывов метана. Такие условия возникают и в наше время в сточных коллекторах, загрязненных резервуарах и в закрытых помещениях.

Когда выгребные ямы переполнялись, их содержимое отводилось по примитивным дренажным трубам в полуоткрытую сточную канаву, проложенную посередине улицы. Жидкость из выгребных ям часто размывала фундаменты, стены и полы жилых домов. Дренажные трубы засорялись, при этом нечистоты разливались под домом и загрязняли колодцы, резервуары с питьевой водой и водопроводы.

Многие домовладельцы накапливали большие кучи "ночной земли" - компоста, который использовался для удобрения почвы и служил своеобразной "валютой". Те, кто использовал нечистоты для компоста, должны были ползать на четвереньках по дренажным трубам, чтобы добраться до выгребных ям и выбросить их содержимое на поверхность. Для этой работы часто нанимали детей, так как они могли проникнуть в наиболее труднодоступные уголки. В Комиссии добивались разрешения на привлечение к этой работе даже совсем маленьких детей, которых использовали также в качестве трубочистов.

Очистка выгребных ям и сточных труб детьми приводила не только к смертельным случаям, но была и причиной длительных болезней, также со смертельным исходом.

12 января 1849 г. в Комиссию был представлен такой доклад об условиях работы по очистке сточных труб: "Вонь была ужасающей, а воздух так загрязнен, что часто случались взрывы и удушье от испарений. Мы потеряли партию рабочих почти полностью, потому что они задохнулись в трубе; последнего из них, уже потерявшего сознание, удалось вытащить на спине по грязи глубиной в два фута".

21 февраля 1849 г.: "В двух местах коллектора произошли взрывы, в результате чего у людей содрало кожу с лица и опалило волосы. В направлении Саутхэмптона глубина осадка грязи достигла 2 футов 9 дюймов, свободным в коллекторе осталось только пространство высотой 1 фут 11 дюймов. На расстоянии примерно 400 футов от входа погасла первая лампа, через 100 футов вторая лампа взорвалась, при этом у человека, несшего ее, обожгло лицо и волосы".

Комиссия постановила, что "первый принцип устройства общественных сточных коллекторов определяет их размер таким, чтобы их мог очищать человек нормального роста".

После того как были заслушаны сотни подобных докладов, Комиссия наняла группу врачей, для того чтобы они проверяли рабочие места, обследовали состояние здоровья рабочих, начертили эскизы, показывающие, каким должен быть размер коллекторов с учетом доступа для обслуживания. При этом учитывалось не только свободное пространство, но и определялась допустимая глубина осадка в коллекторах и сточных трубах. Благодаря представленным врачами рекомендациям и чертежам власти были осведомлены об условиях труда рабочих по очистке канализации.

Осушение трясины лондонских нечистот

Уровень улиц Лондона находился на 30 футов ниже уровня воды в Темзе во время прилива. Двухмиллионное население города проживало в условиях тесноты и скученности, причем ситуация постоянно ухудшалась. Обитатели Сити вымирали на протяжении четырех веков от эпидемий холеры, тифа, чахотки, других неизвестных болезней.

Величайший реформатор санитарии Эдвин Чэдуик боролся с равнодушием высших классов общества к этим ужасным условиям. Чэдуик взрывал старые канализационные трубы, проводил опросы жителей трущоб, направлял в Комиссию сотни докладов. Он проводил эксперименты по подаче питьевой воды из озер и резервуаров вместо зловонной Темзы. Разработанный им Закон об Общественном Здравоохранении в конце концов позволил остановить поток смертных случаев от антисанитарии.

Он подвергал наказанию жителей Лондона за нарушение Закона Мозеса, гласившего: "Запрещено даже лагерные стоянки загрязнять отходами жизнедеятельности людей, необходимо их относить в сторону и засыпать землей".

Он воевал с жадностью домовладельцев, утверждая: "Предлагаемая система отвода нечистот путем растворения их в воде, которой затем можно удобрять землю, выгоднее, чем создание навозных и компостных куч".

Комиссия также утверждала, что очистка выгребных ям теперь невыгодное дело и что "следует привлекать полицию для наблюдения за чистильщиками, чтобы они при опорожнении выгребных ям не закупоривали водостоки нечистотами".

В 1844 г. началось сооружение закрытых центральных коллекторов, хотя уничтожение выгребных ям тогда еще не планировалось. Однако, поскольку их очистка была опасным и невыгодным делом, Комиссия предложила использовать "выносные сосуды", подобные бытовавшим в то время в Париже.

Тем временем инженеры разрабатывали сточную систему, которая, согласно Закону Мозеса, могла бы отводить отходы жизнедеятельности 2 миллионов человек из зоны их проживания. Комиссия организовала проведение экспериментов с "уборной типа ватерклозет (water closet - чулан с водой) и системой сточных труб" для английских городов и деревень.

Хотя сэр Томас Крэппер не усовершенствовал до конца свое изобретение, в Комиссию поступали десятки менее функциональных проектов. Конструкция "ватерклозета" все еще оставалась громоздкой.

Кроме того, по замыслу Комиссии, должна была быть построена полная "система сточных труб", которая "немедленно уносила бы нерастворимые или частично растворимые отбросы".

В 1858 г. "великая вонь" при подъеме воды в Темзе вынудила жителей Сити спасаться бегством, в то время как Парламент продолжал заседать за шторами, пропитанными хлорной известью. Состоятельные жители из высших классов обрызгивали простыни духами, чтобы отбить неприятный запах с улицы.

Старый сэр Марк Айзембард Брюнел вместе с сыном Айзембардом Кингдомом Брюнелом предложили план дренирования Лондона путем постройки дренажного тоннеля под Темзой длиной 1 600 футов по направлению к более низкому берегу реки. Их смелый план прокладки тоннеля базировался на идее сооружения щита диаметром 25 футов, позади которого двигались бы 9 рабочих, с помощью лебедок и тележек вынимающих грунт на поверхность. Тоннель диаметром 25 футов должен был проходить под руслом реки с уклоном от начальной глубины 35 футов до 121 фута на противоположном берегу.

Отчаявшись найти какой-то иной выход, Комиссия приняла этот дерзкий проект. В случае успеха Брюнелам удалось бы стать первопроходцами в этой области.

Работы продвигались быстро, как ни странно, обошлось без несчастных случаев, хотя молодой Брюнел чуть не погиб во время обвала крепления в нескольких футах от входа в тоннель.

Когда королева Виктория узнала об успешном завершении строительства, ее так захватила идея путешествия под Темзой, что она приказала построить небольшую железную дорогу с открытыми вагонами такой вместимости, чтобы Парламент в полном составе мог сопровождать ее в поездке по тоннелю.

Публика подхватила энтузиазм королевы. По требованию общества дренажный тоннель был превращен в модное место прогулок лондонцев. Железная дорога королевы Виктории стала туристской достопримечательностью. Вдоль тоннеля были установлены газовые фонари, сделаны тротуары и размещены лотки с сувенирами для посетителей тоннеля, которые вносили небольшую плату за прогулку под руслом реки. В настоящее время этот тоннель стал частью знаменитого лондонского метро - линия "Бейкерло".

Проведение железной дороги внутри тоннеля Брюнелов привлекло еще большее внимание к проблеме улучшения жилищных условий в Лондоне, население которого к тому времени достигло почти 3 миллионов человек.

"Свет в конце тоннеля" стал ярче

Гидравлические преимущества системы сточных труб и централизованной канализации Комиссия по Стокам представила в Парламент. Были построены специальные водяные резервуары для промывки существующих сточных труб, но становилось все более очевидно, что в канализационных коллекторах необходимы гладкая внутренняя поверхность и определенный уклон, обеспечивающие беспрепятственное движение потока.

Члены Комиссии полагали, что смывной туалет конструкции сэра Томаса Крэппера поможет окончательно "смыть" все проблемы лондонских стоков. Они с энтузиазмом считали, что "правильно спроектированная канализация с подачей воды в достаточном количестве сделает засоры столь редкими, что не будет необходимости регулярной очистки сточных труб".

Продолжение следует.

Перепечатано из журнала "Cleaner" с разрешения автора и "COLE Publishing", Three Lakes, Wisconsin, USA.

Перевод с английского О. П. Булычевой.

Воспроизведение рисунков В. Марфич.

Поделиться статьей в социальных сетях:

Статья опубликована в журнале “Сантехника” за №2'2001

распечатать статью распечатать статью


Реклама
Реклама на нашем сайте
Rambler's Top100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования



Кондиционирование, отопление, вентиляция

Подписка на журналы

АВОК
АВОК
Энергосбережение
Энергосбережение
Сантехника
Сантехника
Онлайн-словарь АВОК!


Реклама на нашем сайте